RSS

Архив рубрики: Стратегия 2020

В Госдуму внесен проект закона о федеральной контрактной системе

МОСКВА, 7 мая — РИА Новости. Правительство России внесло в Госдуму проект закона о федеральной контрактной системе (ФКС). Соответствующая информация содержится в электронной базе данных нижней палаты.

законопроект

Документ, подготовленный Минэкономразвития, регламентирует весь закупочный цикл: планирование и прогнозирование государственных и муниципальных нужд, формирование и размещение заказа, исполнение контрактов и приемка контрактных результатов, мониторинг, контроль и аудит соблюдения устанавливаемых требований.

Предусмотрено расширение линейки способов осуществления закупок за счет двухэтапного конкурса, конкурса с ограниченным участием и запроса предложений, которые должны позволить заказчикам более гибко учитывать особенности отдельных видов закупаемой продукции, а также рыночную конъюнктуру.

Документ вводит механизмы упрощенного изменения условий контрактов и их расторжения, а также процедуры одностороннего отказа заказчика от исполнения контракта по четко определенным основаниям, связанным с недобросовестными действиями поставщика. Установлен также ряд антидемпинговых мер, позволяющих отклонять заявки с необоснованно заниженными ценами.

Кроме того, предложены подходы к формированию организационной структуры контроля и аудита в сфере федеральной контрактной системы, в том числе функциональное распределение полномочий между уровнями власти и между федеральными органами исполнительной власти. В результате реализации законопроекта будут созданы правовые основы для внедрения федеральной контрактной системы, способствующей качественному и своевременному удовлетворению государственных (муниципальных) нужд в товарах, работах и услугах.

Положениями документа реализован ряд поручений президента России — в том числе по механизмам мониторинга и аудита эффективности закупок на разных этапах, а также в вопросах персональной ответственности должностных лиц заказчиков за реализацию функций по обоснованию закупок, включая определение начальной цены контракта, ведению планов закупок, выбору способа осуществления закупки и приемке результатов исполнения контрактов.

Проект закона отражает реализацию поручения президента в вопросе большей централизации закупок и организации совместных торгов по однотипным товарам для повышения эффективности закупок за счет оптимизации объемов поставок и снижения цен, а также по разработке прогнозных планов закупки новейшего оборудования, высокотехнологичной продукции и размещения таких планов на специальном интернет-портале.

Документ содержит пункты, касающиеся организационных и нормативно-правовых механизмов, направленных на повышение доли инновационной продукции при осуществлении закупок для государственных (муниципальных) нужд и упрощения порядка закупки научного и лабораторного оборудования, расходных материалов и образцов.

Законопроект предусматривает обязанность госзаказчиков, муниципалитетов, бюджетных учреждений обнародовать свои планы закупок публично на общероссийском сайте на три года вперед, а на текущий год в более подробном плане-графике с указанием выбора процедуры закупок, методики расчета начальной цены и прочего.

Кроме того, законопроект вводит блок антидемпинговых мер. В случае снижения потенциальным участником своего предложения более чем на 25% от начальной цены, он должен будет предоставить дополнительные расчеты и обоснование такого снижения. Если его деятельность относится к саморегулируемым отраслям экономики, то нужно будет получить заключение саморегулируемой организации. В любом случае при снижении цены более чем на 25% устанавливается повышенная ставка обеспечения исполнения контракта в размере более 30% от его суммы.

Законопроект также предоставляет возможность заказчику в одностороннем порядке расторгнуть контракт без решения суда, если исполнитель его не выполняет. Исполнитель в этом случае может оспорить расторжение в надзорном органе или в суде.

http://www.ria.ru/economy/20120507/643218208.html

 

Метки: ,

Интеллектуальная помощь

Зарубежные коллеги экспертов «Стратегии-2020» представили свой взгляд на Россию

19 апреля 00:05 | Андрей Литвинов

Новому российскому правительству в скором времени придется представить свою программу действий. Помимо уже готового доклада авторов «Стратегии-2020» в качестве информации к размышлению чиновники смогут использовать и предложения зарубежных экономистов, принимавших участие в работе над документом. Российскому правительству посоветовали ускорить приватизацию и меньше думать об инновациях.

Опубликованный на сайте экспертных групп сводный доклад о позиции зарубежных специалистов почти не уступает в объеме итоговой версии «Стратегии-2020». С самого начала работы над стратегией предполагалось привлечение не только российских, но и зарубежных экспертов. Иностранцы участвовали и в публичных конференциях, посвященных тем или иным аспектам стратегии, и в заседаниях рабочих групп, и в оценке результата.

Как и любые рецензенты, они отмечают масштаб проделанной всего за год работы и признают наличие политических рисков, которые могут затруднить исполнение правительством полученных от экспертов рекомендаций, особенно таких дискуссионных, как повышение пенсионного возраста или отмена экспортных пошлин на нефть. При этом западные ученые обращают внимание на противоречия между отдельными главами стратегии, на неясность тех или иных положений.

Например, известный польский экономист Марек Домбровский (в начале 90-х — один из советников гайдаровского кабинета) считает, что создание специальных институтов для улучшения инвестиционного климата, таких как омбудсмен по защите прав инвесторов, не лучший путь. Подобные структуры не смогут решить главную проблему — создание единых для всех правил ведения бизнеса. Слишком амбициозной кажется Домбровскому и цель формирования в Москве международного финансового центра. Более реальная постановка вопроса — центр для внутреннего рынка, который позволил бы российским компаниям размещать акции дома с такой же эффективностью, как за рубежом. Экономист сомневается и в совместимости рекомендации по снижению страховых взносов с заявленным в стратегии принципом бюджетной стабильности.

Профессор университета Джона Хопкинса и бывший первый вице-президент МВФ Энн Крюгер покритиковала команду «Стратегии-2020» за увлеченность инновациями. Время для них в России наступит после 2020 года, а пока стоит сосредоточиться на реализации конкурентных преимуществ российской экономики, связанных прежде всего с экспортом. Отчасти подобный подход разделяет и Жерар Роланд — профессор экономики университета в Беркли. Он считает, что как раз энергетику — ведущую отрасль России можно превратить в высокотехнологичную, если создать условия для взаимодействия энергокомпаний с научными центрами и венчурными фондами. Пока «документ излишне негативен к энергетическому сектору», считает Роланд.

С другой стороны, для поддержки инноваций России не обязательно слепо копировать западный опыт, полагает Джонатан Итон из Пенсильванского университета. По его мнению, столь популярная в российском экспертном сообществе идея превращения вузов в основные центры научных исследований вырвана из контекста. Наоборот, как раз советский опыт организации науки и образования, считает Итон, мог бы помочь стране реализовать свои преимущества в сфере человеческого капитала.

Россия не сможет повторить путь Индии и Китая — крупных развивающихся стран, ставших локомотивами мировой экономики, уверен Ричард Болдуин, профессор женевского Graduate Institute. Российский путь — либо продолжать экспортировать сырье, либо все же попытаться диверсифицировать экономику. Болдуин предлагает авторам стратегии сделать больший упор на урбанистике. Например, в принятой Нидерландами Стратегии развития до 2040 года основной упор сделан на городах, ведь именно они являются и очагами создания инноваций, и центрами притяжения для инвесторов. «Посмотрите на Лондон: он ничего не производит, но он очень привлекателен и конкурентоспособен по многим параметрам», — указывает Болдуин.

Уильям Меггинсон, профессор Университета Оклахомы и специалист в сфере приватизации, своими рекомендациями невольно участвует в дискуссии о темпах распродажи госактивов, которая сейчас идет в российском правительстве. Меггинсон разделяет общий настрой авторов стратегии на необходимость ускорения приватизации, но, как и вице-премьер Игорь Сечин, считает, что нефтегазовый сектор надо включать в программу приватизации на завершающем этапе, а начать с продажи пакетов акций госбанков.

http://mn.ru/business_economy/20120419/316002156.html

 

Итоговый доклад экспертов «Стратегии-2020»

Итоговый доклад экспертов «Стратегии-2020»

 
 

Правила игры изменились

Первоочередные вопросы образования и культуры – те же, что и год, и два назад

2012-02-06

Некоторое время тому назад на официальном сайте Министерства образования и науки был опубликован очередной проект закона «Об образовании в Российской Федерации». Это – версия 3.0.3, до того была версия 3.0.2, в 2010 году успели выйти первая и вторая версии проекта. Велика вероятность, что именно эта версия через какое-то время будет предложена депутатам Государственной Думы и, имея в виду продолжительность работы над проектом, нынешний проект, с какими-то уже косметическими поправками, обретет законодательную силу.

Между тем эта новая, не первая и не вторая (и даже не третья) версия, как и все прежние, вызывает вопросы и серьезные опасения. Например, там, где речь идет об университетах, говорится об университетах федеральных и научно-исследовательских. То и другое – замечательно. Но весь прошлый год, как не помнить об этом, прошел в долгих, сложных, но в итоге, казалось, не бессмысленных дискуссиях о том, как быть с нашим театральным, кино- и музыкальным образованием, по-прежнему ценимым далеко за стенами соответствующих вузов – Московской консерватории, ГИТИСа, ВГИКа… Один из предыдущих проектов закона «Об образовании» ставил на грань небытия и нашу уникальную систему непрерывного музыкального и хореографического образования, потребовалось даже провести совместную коллегию Минкульта и Минобразования, чтобы эти тонкости были услышаны и поняты, – до того музыкальные школы, училища и даже хореографическая академия фактически приравнивались к кружкам юного химика или кройки и шитья. С этим разобрались. Для Московской консерватории, ГИТИСа и ВГИКа тоже нашли, может, не самый лучший, но с точки зрения закона – единственно возможный выход: им всем был присвоен статус университета. Иначе, к сожалению, невозможно было доказать право тех, других и третьих готовить педагогов и профессоров в собственных стенах. Хотя на словах все, конечно, понимают: педагоги по скрипке воспитываются в консерватории, а по актерскому мастерству – в том же ГИТИСе, а не в Бауманском и даже не в МГУ. Именно этим и объясняется престиж нашего актерского и музыкального образования, за которым и сегодня в Москву едут со всего мира, буквально – со всех концов.

Новый проект, вернее, новая версия проекта закона «Об образовании» не предусматривает каких-то особых университетов культуры и искусства, а федеральным или научно-исследовательским университетом консерваторию и ГИТИС вряд ли назовут. Получается, что вся прошлогодняя борьба, все многочасовые дискуссии прошли впустую и прошлогодние переименования, казавшиеся победой, тоже не значат ничего.

Похожие мысли приходят в голову, когда думаешь о том, что ждет страну с введением готовящейся в недрах Минэкономразвития и Минфина Федеральной контрактной системы. Она идет на смену 94-ФЗ, тому самому закону о госзакупках, который называют также законом о тендерах. В культурной отрасли этот закон не успел поругать только ленивый. Годы были потрачены на принятие поправок, последние были подписаны премьером Владимиром Путиным минувшей осенью, до того весной театры освободили от необходимости проводить тендеры на изготовление декораций, закупку светового оборудования, грима и т.п. Многие праздновали победу добра над злом и практического ума над небезобидным законом. Что же теперь? Встречи с президентом и премьер-министром, круглые столы в Госдуме, непростые и многочасовые трехсторонние встречи представителей Минкульта, Федеральной антимонопольной службы и Минэкономразвития… Все зря? Начинать все сначала? Получается, так. Поправки вносят одни, а новые законы сочиняют другие, и, если в них согласия нет, мастерам культуры придется утешаться строчками Пастернака. А чем еще?

Другие по живому следу

Пройдут твой путь за пядью пядь,

Но пораженья от победы

Ты сам не должен отличать

http://www.ng.ru/editorial/2012-02-06/2_red.html

 

Борьба за Путина

Чиновники признали наличие концептуально разных подходов к реформированию экономики

20 января 00:05 | Московские новости № 201 (201) | Андрей Сусаров

Споры вокруг программы нового правительства, которое будет сформировано в мае, уже идет полным ходом. В четверг дискуссия на Гайдаровском форуме показала наличие двух основных позиций: сторонников рыночной конкуренции, объединившихся вокруг обновленной «Стратегии-2020», и промышленного лобби, считающего, что других источников для модернизации, кроме как деньги государства, в России нет. Эксперты уверены, что премьер Владимир Путин, от которого зависит окончательный выбор, его пока не сделал.

О соперничестве в высших эшелонах власти двух концепций экономической политики рассказал вчера на Гайдаровском форуме помощник президента Аркадий Дворкович. Сторонники новой индустриализации предлагают создать условия для развития крупных наших и зарубежных компаний, «не приватизировать, а сохранить побольше собственности в руках государства, чтобы своими руками влиять на экономическую политику, максимально наращивать мощь институтов развития, чтобы они помогали этой новой индустриализации».

Есть другой сценарий, который Дворкович назвал постиндустриальным. Он требует других решений: максимальной свободы предпринимательства, конкуренции, сохранения низкой инфляции, опоры скорее на малый и средний бизнес, чем на крупные корпорации. По словам помощника президента, «это намного более жесткая борьба с коррупцией». Критическую важность приобретает защита прав собственности, качество судебной системы, открытость России миру. «Две концепции противопоставляются друг другу. И действительно есть что противопоставить, — признал кремлевский чиновник. — Я не знаю, какой выбор сделают лица, которым предстоит реализовать новую стратегию. Это два разных типа развития страны».

Дворкович прямо заявил, что постиндустриальный тип ему представляется более интересным, чем индустриальный, «который предлагается моими коллегами». По его словам, дискуссия будет продолжаться ближайшие несколько месяцев. Очевидно, что до мая, когда после вступления в должность нового президента должно быть сформировано новое правительство.

На давление промышленного лобби пожаловался министр финансов Антон Силуанов. «Нам, говорят, надо реализовывать структурные программы, нужны деньги, а Минфин их в тумбочку складывает, — поделился чиновник. — Всем хочется сделать хорошее за счет бюджетных денег. Но для этого много ума не надо». Он предложил повышать эффективность расходования уже имеющихся в казне денег и создавать условия для притока в экономику отечественных и иностранных инвестиций.

Битва в верхах идет очень серьезная, признал в разговоре с корреспондентом «МН» председатель совета директоров МДМ-банка Олег Вьюгин. «Один подход был сформулирован в начале 2000-х годов: частная, свободная, правовая экономика. Роль государства ограничивается регулятивными функциями. Но постепенно эта политика была подменена: госкорпорации, государство должно участвовать в экономике, финансировать технический прогресс, развитие и инновации. Это советская экономика, только со свободными ценами», — считает Вьюгин. Речь, по его словам, идет о выборе одного из двух направлений развития. От этого зависит судьба России на ближайшие десять лет.

По его мнению, Путин пока своего выбора между этими концепциями не сделал. «Это видно по его статье в газете «Известия», — убежден Вьюгин. По его словам, новая индустриализация может быть достигнута за счет направления бюджетных денег через госкорпорации на прорывные проекты. Либо государство может давать деньги, но заниматься модернизацией и инновациями должны частные структуры. Так, по его словам, происходит в Силиконовой долине, где нет госкомпаний, но частный бизнес работает частично за счет государства, более того, на оборонный заказ. Поэтому сражение за будущего Путина в его окружении продолжается.

О влиятельности промышленных лоббистов говорил и бывший министр финансов Алексей Кудрин. Он признал, что на самом деле причиной его отставки с поста министра финансов в сентябре 2011 года стало недовольство его попытками вмешательства «в развитие некоторых институтов из зоны неприкасаемых в госсекторах, госкорпорациях». «Везде, где мы начинали наводить порядок, многое не удавалось. Либо это были зоны нереформирования», — посетовал Кудрин.

Эксперты не верят в победу рыночников в нынешней власти. Это следует из опроса Центра развития ВШЭ ведущих экспертов страны, результаты которого были представлены на форуме директором центра Натальей Акиндиновой. Большинство экспертов считают присутствие государства в экономике избыточным и выступают против лидирующего участия государства в модернизационных процессах. Также большинство выступает за открытие для иностранного капитала всех секторов экономики, в том числе и нефтегазового сектора. Но при этом порядка 60% опрошенных уверены, что обеспечить модернизацию экономики, улучшить состояние рыночных институтов невозможно в рамках существующей политической системы. Она также нуждается в модернизации.

http://www.mn.ru/business_economy/20120120/310125921.html

 
 

«Стратегия-2020» опять запаздывает

План заблаговременного предотвращения недовольства начнут выполнять после выборов

Газета «Коммерсантъ», №8 (4793), 19.01.2012

Президент Дмитрий Медведев и премьер-министр Владимир Путин вчера провели совещание, посвященное начатому год назад проекту коррекции «Стратегии-2020». Первый вице-премьер Игорь Шувалов за несколько часов до этого объявил, что основные налоговые решения по итогам исследовательско-аналитического проекта будут приняты весной 2012 года, дискуссии по новой «Стратегии-2020» будут продолжены старым правительством, а решения, очевидно, будет принимать новое. Продукт годовой работы самых квалифицированных экспертов пока не опубликован и с большой вероятностью будет отвергнут как не соответствующий изменившимся реалиям — во многом в 2010 году он был придуман для предотвращения недовольства курсом правительства.

О коррекции «Стратегии-2020» Игорь Шувалов заявил, выступая на Гайдаровском форуме в Москве. Выступление первого вице-премьера, посвященное повестке дня правительства в преддверии президентских выборов, было интересно прежде всего фактическим признанием первым заместителем главы правительства легитимности и обоснованности протестных акций 10 и 24 декабря 2011 года на Болотной площади и проспекте Сахарова — господин Шувалов считает протест следствием осознания людьми своего гражданского долга, и, с его точки зрения, будущее правительство РФ должно «озаботиться» соответствующей «экономической и социальной повесткой, которая должна быть поставлена как вызов перед будущим правительством». «Мы не наблюдали с вами каких-либо противозаконных акций. Люди проявляли свой протест открыто — и это еще одно новое явление в нашей общественно-политической жизни»,— пояснил он, не комментируя, впрочем, требования протестующих.

Одновременно с этим Игорь Шувалов прояснил и судьбу программы коррекции «Стратегии-2020» — напомним, по инициативе ректоров ГУ-ВШЭ Ярослава Кузьминова и РАНХиГС Владимира Мау проект реализовывался с начала 2011 года несколькими сотнями наиболее квалифицированных российских экспертов в областях экономики, внутриполитических отношений, социальной сферы. Проект был призван сделать работоспособным базовый долгосрочный стратегический документ Белого дома — «Стратегию-2020». Она разрабатывалась начиная с 2005 года во внутриправительственных дискуссиях под руководством Минэкономики. Осенью 2008 года, когда стало очевидно, что подготовленный документ не является для правительства консенсусным (налицо были как минимум споры Минфина и Минэкономики вокруг его ключевых положений), под давлением премьер-министра Владимира Путина он был принят правительством, но было оговорено, что к нему не будут относиться как к догме. В начале 2011 года новая версия «Стратегии-2020» начала готовиться, «Ъ» публиковал промежуточную версию документа в июле прошлого года, однако запланированная ранее на осень 2011 года публикация окончательной версии доклада так и не состоялась.

После нескольких месяцев отсутствия каких-либо новостей по проекту, ставшему крупнейшей работой такого рода в истории РФ, Игорь Шувалов вчера заявил о совещании у президента, посвященном его итогам. Он прокомментировал только «налоговую» часть инициатив рабочих групп под руководством господ Кузьминова и Мау: в течение ближайших двух месяцев инициативы групп пройдут обсуждение в Белом доме, а к маю текущего года, когда в России после президентских выборов должно появиться новое правительство, те инициативы, которые будут одобрены старым правительством и оформлены в виде законопроектов, будут внесены в Госдуму (очевидно, уже новым правительством, но напрямую этого Игорь Шувалов утверждать не стал). О неналоговых инициативах «групп по коррекции «Стратегии-2020″» первый вице-премьер не говорил.
Напомним, налоговые наработки экспертов уже раскритикованы правительственными чиновниками, в том числе и главным из них — Владимиром Путиным. Налоговую экспертную группу возглавляет президент «Деловой России» Александр Галушка (совместно с главой научного направления Института имени Гайдара Сергеем Дробышевским), и ее итоговые предложения копируют давние наработки делороссов, которые до этого они безуспешно продвигали по линии «Общероссийского народного фронта». Эксперты предложили властям «налоговый маневр» — повышение нагрузки на не отвечающий идеям диверсификации экономики нефтегазовый сектор и на вредную для здоровья граждан табачно-алкогольную продукцию и их «недообложенную» недвижимость. В обмен ради экономического роста эксперты предлагают снизить налоги на труд, на прибыль и на добавленную стоимость. Всего резервов найдено на 2,8 трлн руб. Из них 744 млрд руб. можно получить от акцизов на табак, 313 млрд руб.— на крепкий алкоголь и пиво. С сырьевиков предложено взыскать дополнительные 890 млрд руб. ренты за счет увеличения НДПИ на газ и еще 850 млрд руб.— за счет увеличения НДПИ на нефть.

Однако все эти источники пополнения государственной казны новацией для правительства на деле вовсе не являются: по всем направлениям Белый дом и без экспертов поэтапно реализует планы увеличения нагрузки, хотя и меньшие, чем предложено. В конце декабря 2011 года на юбилейном съезде «Деловой России» Владимир Путин поддержал идею «налогового маневра», но обрисовал ее он куда туманнее, чем эксперты: премьер-министр лишь попросил Минэкономики и Минфин готовить перенастройку фискальной политики «для решения задач индустриального развития страны» с тем, чтобы деньги из сырьевого сектора потекли в высокотехнологичный и производственный.

Что же касается «неналоговых» инициатив проекта коррекции-2020 — от пенсионной и образовательной реформ до реформы регулирования общественных организаций, то, скорее всего, пока они обречены на умолчание хотя бы по техническим соображениям: по существу, это дело будущего правительства, которое после «двухмесячной дискуссии», обещанной Игорем Шуваловым, наверняка, приступит к собственной полемике. Кроме того, часть выкладок экспертов к тому времени несколько устареет и выпадет из контекста внутриправительственной повестки. Наконец, спорна теперь уже сама постановка вопроса: коррекция «Стратегии-2020» во многом затевалась ради того, чтобы не допустить роста внутриполитической напряженности в стране и опередить возможные требования общества о смене политического курса власти под руководством Владимира Путина и Дмитрия Медведева. Очевидно, что проект «упреждающего ответа» мало годится для того, чтобы быть ответом на то, что уже начало происходить. Снизить растущий градус недовольства политическим курсом коррекцией «Стратегии-2020», возможно, и было хорошей идеей в конце 2009 года, но сейчас вряд ли этот шаг будет расценен как достаточный внезапно осознавшими свой гражданский долг избирателями.

Дмитрий Бутрин, Вадим Вислогузов

http://www.kommersant.ru/doc/1853546

 
 

«Стратегия-2020» уже не пригодится правительству

Из плана «нового курса» чиновники выковыривают выгодный им изюм

2011-12-28 / Анастасия Башкатова

Проект новой «Стратегии-2020», над которым по заданию Владимира Путина целый год работали экономисты, скорее всего так и не будет использоваться правительством. Российские власти, судя по всему, воспринимают новую стратегию лишь как декларативный манифест, из которого можно наковырять «изюм» – наиболее интересные и выгодные положения, но который не обязателен к системному воплощению в жизнь. В Институте современного развития (ИнСоР) не исключают, что «Стратегия» и правительство окажутся в параллельных реальностях, и тогда наиболее очевидным адресатом «Стратегии» станет новая правая партия.

В начале декабря экспертные группы внесли в правительство окончательный вариант обновленной «Стратегии-2020». Как вчера сообщили «НГ» представители разработчиков, «концепция готова, правительство в принципе рассмотрело документ, и с нового года начнется разработка законов и различных поправок для воплощения стратегии в жизнь». Пока экспертные группы не получили от правительства разрешения обнародовать итоговый вариант документа. Поэтому для основной массы населения все еще не ясно, какой в итоге курс изберет для себя правительство. Российские власти, по уточнению разработчиков, уже начали вставлять в свои речи некоторые, наиболее симпатичные им положения проекта стратегии. Один из примеров – недавняя встреча президента Дмитрия Медведева с губернаторами. В его выступлении разработчики увидели разрозненные фрагменты своего труда.

Однако весьма вероятно, что в следующем году «Стратегия-2020» может быть отложена в долгий ящик. Предложения стратегии слишком сильно расходятся с приоритетами российского правительства.

Напомним, осенью 2008 года Владимир Путин утвердил первоначальный вариант долгосрочной стратегии экономического развития РФ до 2020 года. Главными целями были признаны динамичное развитие экономики и повышение уровня жизни граждан. Но принятие «Стратегии-2020» совпало с глобальным экономическим кризисом, который сделал прописанные в документе ориентиры нереализуемыми. Через два года власти официально объявили, что документ надо переписать. В конце 2010 года премьер поручил экономистам заняться обновлением стратегии. Была создана 21 рабочая экспертная группа, которыми руководили ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов и ректор Академии народного хозяйства и госслужбы Владимир Мау.

При этом стоит заметить, что власти никогда не пускали разработку стратегии на самотек. Как признавались разработчики, им было указано максимально исключить из рассмотрения политические реформы.

Не все однозначно также и с экономической частью «Стратегии-2020». Она находится в антагонистическом противоречии с бюджетом на 2012–2014 годы. Разработчики «Стратегии-2020» советуют правительству увеличивать долю расходов по статьям «образование, здравоохранение, дорожное хозяйство, информационно-коммуникационные технологии и связь» в сумме примерно на 4% ВВП, а расходы на оборону сократить на 2% ВВП. Этот курс получил название «бюджетного маневра – 4% минус 2%». Однако в бюджете и правительственных документах прописан совершенно противоположный маневр – военно-охранительный. На это ранее указывали член правления ИнСоРа Евгений Гонтмахер, директор Института проблем глобализации Михаил Делягин и другие экономисты. Расходы на безопасность и правоохранительную деятельность увеличиваются в бюджете, согласно оценкам экономистов, почти в полтора раза, финансирование социальных программ сокращается в те же самые полтора раза.

Судьба «Стратегии-2020» пока выглядит неопределенной, сказал вчера «НГ» советник ИнСоРа Никита Масленников. «Хотелось бы верить, что правительство примет стратегию за основу дорожных карт по модернизации экономики. Но практика показывает, что правительство, конечно, с благодарностью принимает выкладки экономистов, но руководствуется их предложениями в сильно сослагательном наклонении», – говорит эксперт. Есть риск, что к исполнению будут приняты лишь отдельные куски «Стратегии-2020», которые нравятся и понятны чиновникам. Но проблема в том, что она либо исполняется полностью, либо не исполняется никак. Ведь это документ, который носит системный характер. Масленников не исключает, что «Стратегия-2020» может повторить историю десятилетней давности, которая случилась с программой Германа Грефа, разработанной в Центре стратегических разработок. Из той программы исключили и засекретили всю часть о политической системе, судебной и административной реформах. Экономическая часть была реализована максимум на 40%.

Однако нельзя забывать, что на этот раз в подготовке «Стратегии-2020» были задействованы беспрецедентно широкие экспертные ресурсы. Речь идет не менее чем о 1,5 тыс. экспертов, говорит Масленников. «Сейчас «Стратегия-2020» выражает консенсус наиболее продвинутой части экспертного сообщества. Это значимый результат и серьезная стартовая площадка для движения дальше. Теперь экспертное сообщество сможет работать в автономном режиме, параллельно правительству над совершенствованием стратегии перехода России к новой экономической модели», – поясняет Масленников.

По его мнению, у обновленной «Стратегии-2020» может появиться даже свой особый адресат – новая правая партия, которая возникнет на российском политическом ландшафте: «Ведь подавляющее большинство ответственных экономистов на сегодняшний день находятся справа от центра».

В то же время некоторые эксперты обратили внимание на то, что долгосрочная стратегия развития государства реализуется не в вакууме, а в динамично меняющихся макроэкономических условиях, которые порой невозможно предсказать заранее. «Поэтому отдельные параметры этого документа вполне могут корректироваться, а акценты смещаться. Бюджет в этом плане – более гибкий и приближенный к текущим реалиям и вызовам инструмент, и его разночтения со «Стратегией-2020» вовсе не нонсенс, а скорее закономерность. «Стратегия-2020» задает высокие цели, которые служат для государства важным ориентиром. Но это не значит, что к этим ориентирам нужно слепо идти, игнорируя новые экономические и политические вызовы», – считает эксперт компании «БКС» Арарат Мкртчян.

 http://www.ng.ru/economics/2011-12-28/4_strategy2020.html

 

Чиновники недовольны «Стратегией-2020»

19 декабря 2011, 20:08

Замечания к итоговому докладу о поправкам в стратегию развития России есть почти у большинства федеральных ведомств

В ближайшее время в правительство будет внесен итоговый доклад о работе над «Стратегией-2020», подготовленный Российской академией народного хозяйства и Высшей школой экономики. Но у чиновников остается масса претензий к линии развития страны, которую наметили ученые.

Промежуточный доклад о результатах работы экспертного сообщества над корректировкой «Стратегии-2020» был представлен в августе этого года. Итоговый, по поручению премьера, должны были согласовать с министерствами и ведомствами и направить в правительство до декабря. Однако до сих пор не все ведомства согласны с участниками рабочих групп. Довольны докладом остались только МИД, Минспорттуризма и Минкультуры.

Так, Федеральная миграционная служба (ФМС) просит доработать главу, относящуюся к компетенции этого ведомства. Сейчас в докладе отмечено, что законодательство ориентируется на привлечение и использование временных иностранных работников, центров по поддержке приезжих работников, а Россия в последние годы все больше теряет миграционную привлекательность. Как пояснил источник в правительстве, в ФМС не согласны с критикой нынешней законодательной базы и негативной оценкой общей ситуации с миграцией в России.

Федеральная антимонопольная служба осталась недовольна освещением темы реформирования системы госзакупок. Доклад, по мнению ФАС, не оценил по достоинству положительно накопленный опыт и негативные тенденции в этой сфере. Впрочем, причина недовольства может крыться в продолжении спора с Минэкономразвития. Дело в том, что министерство подготовило закон о Федеральной контрактной системе, участие в разработке которого приняла Высшая школа экономики. Этот же вуз работает и над «Стратегией-2020».

Минрегион уже во второй раз направил свои предложения для доклада. Первые замечания не нашли отражения в промежуточной версии документа. В ведомстве настаивают, что пока эксперты не определили оптимальный сценарий развития системы местного управления. Идею ликвидации федеральных округов как промежуточного уровня власти в министерстве тоже не поддержали, посчитав, что сейчас их потенциал просто не до конца используется. Еще в Минрегионе настаивают на том, что документы по стратегическому и территориальному планированию необходимо собрать в единую базу и доработать программу с учетом вступления страны в ВТО.

Также министерство предлагает свой способ финансирования региональных проектов в условиях дефицитного бюджета. Чиновники хотят внедрить технологию tax increment financing (налог на увеличение финансирования), по которой инвестор после окончания строительства объекта получает часть вложенных денег назад, а размер возвращаемой суммы зависит от объема поступивших налогов.

Замечания к итоговому тексту есть и у Минсвязи. Ведомство считает, что нет необходимости в принятии закона об общественном телевидении, так как с появлением новых медийных платформ оно рискует оказаться неконкурентоспособным. Сокращение расходов на финансирование телевидения и почтовую связь, которое подразумевает «Стратегия-2020», в Минсвязи считают неправильным, потому что в этом случае за услуги придется полностью платить потребителям.

Минпромторг предлагает увеличить срок реализации программы — до 2020 года осталось всего девять лет, а планы уж слишком долгосрочные. К тому же доклад, по мнению чиновников, не только не содержит конкретных целей, но и ставит неправильный ориентир — выход на экспорт. Тезис снижения инфляции до 5% при снижении темпов экономического роста кажется чиновникам не очень понятным, как и предложение вернуть единый социальный налог и отменить страховые платежи.

Часть замечаний Минобразования также не учли при подготовке итогового доклада. Кроме того, ведомство не посчитало объективным вывод экспертов о том, что российская наука потеряла конкурентные позиции.

Минтранс не согласился с разработчиками поправок в стратегию в части упора на частные инвестиции в транспортную инфраструктуру. Во всех странах расходы на строительство дорог и услуг перевозок ложатся на плечи государства, отмечают в ведомстве. Чиновники также не посчитали обоснованным отказ от использования внутренних водных путей.

АПК вообще обделили вниманием, хотя сельское хозяйство — приоритетное направление развития экономики, посчитал Минсельхоз со своей стороны.

Как заявили в РАНХ, сейчас продолжается доработка доклада, и в декабре его направят в правительство. В Высшей школе экономики получить комментарий не удалось.

Как пояснил пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков, промежуточные итоги работы над стратегией постоянно поступают в правительство, и в декабре совещаний в Белом доме по этому поводу не предвидится.

Публичное обсуждение итогов работы над этим программным документом состоится 18–21 января.

«Стратегия-2020» была подписана в ноябре 2008 года. Новый старт дискуссии о концепции долгосрочного развития был дан в конце 2010 года, когда премьер поручил создать независимую экспертную группу для корректировки программного документа из-за мирового финансового кризиса.

http://www.izvestia.ru/news/510167

 

Андрей Фурсов: «Реформа» образования в России и ее подоплека

Интернет-сайт Института динамического консерватизма (www.dynacon.ru) опубликовал статью Андрея Фурсова » «Реформа» образования и ее подоплека», которая полностью приводится ниже:

Сфера образования в последние годы стала полем самого настоящего сражения между сторонниками его реформирования и их противниками. Противники — профессионалы, родители, общественность; сторонники — главным образом чиновники и обслуживающие их интересы «исследовательские структуры» — продавливают «реформу» несмотря на широкие протесты. Пишу слово «реформа» в кавычках, поскольку реформа — это нечто созидательное. То, что делают с образованием в РФ — это разрушение, сознательное или по глупости, некомпетентности и непрофессионализму, но разрушение. Отсюда — кавычки.

Одной из линий противостояния «реформе» образования была и есть критика закона об образовании, других нормативных актов, выявление их слабых мест, нестыковок и т.д. Здесь уже сделано немало и с большой пользой. В то же время возможен и другой подход: рассмотрение комплекса «реформаторских» схем и документов — ЕГЭ, Федеральный государственный образовательный стандарт (далее — ФГОС), Болонская система (далее — БС) в целом как некоего общественного явления в более широком социальном и геополитическом (геокультурном) контексте, а также в плане информационно-культурной (психоисторической) безопасности страны, которая в современном мире является важнейшей составляющей национальной безопасности. Значение социального контекста понятно: любые реформы, тем более в образовании, всегда связаны с интересами тех или иных групп, учреждений, имеют социальные цели. «Геополитический контекст образовательной реформы» — такая формулировка на первый взгляд может вызвать удивление. Однако сегодня, когда геополитические противостояния приобретают всё более выраженный информационный характер, когда политическая дестабилизация достигается с помощью сетецентричных войн, т.е. информационно-культурного воздействия на сознание и подсознание групп и индивидов (как это делается, мы могли наблюдать в ходе так называемых «твиттерных революций» в Тунисе и Египте), а результат этого воздействия во многом зависит от уровня образования объекта воздействия (чем выше уровень образования, тем труднее манипулировать человеком), состояние образования становится важнейшим фактором геополитической борьбы. Не менее важным, чем, скажем, уровень социальной поляризации, измеряемый такими показателями, как индекс Джини и децильный коэффициент. Я имею ввиду то, что если, например, система образования способствует росту поляризации (вплоть до состояния «двух наций», как это было в Великобритании в середине XIXв. или в России в начале ХХ в.), то она работает на обострение социальной напряжённости, а следовательно, снижает уровень не только внутренней (социосистемной), но и внешней (геополитической) безопасности общества.

С учётом сказанного в настоящей статье сначала, так сказать «для затравки», будут кратко охарактеризованы последствия «реформы» образования, проводимой под «мудрым» руководством Андрея Александровича Фурсенко; затем мы поговорим о социальном аспекте и возможных социальных результатах снижения уровня образования; далее мы кратко «пробежимся» по структурам, готовившим реформу — этот вопрос почему-то, как правило, остаётся в тени. Следующий пункт — вопрос о том, как «реформа» образования может повлиять на положение РФ в международном разделении труда и как она соотносится с провозглашённым курсом на модернизацию. Скажу сразу: она противоречит этому курсу и, более того, подрывает его. Неудивительно, что, во-первых, деньги на реформу образования в РФ выделил Всемирный банк, решивший почему-то и зачем-то (действительно, зачем?) облагодетельствовать Россию. Во-вторых, в РФ, словно стервятники на падаль потянулись представители «хитрых» западных структур, за научным и неправительственным благообразным статусом которых скрываются большие и острые зубы хищников и, перефразируя название книги и род деятельности Энтони Перкинса «Экономический убийца», информационных убийц. Почему-то для проникновения в Россию эта публика избрала именно сферу «реформируемого» образования, те образовательные учреждения, которые «на ура» принимают реформу. Как заметил в своё время Пётр Васильевич Палиевский, булгаковский Воланд бессилен против здорового, он цепляет только то, что подгнило изнутри. Понятно, что для успеха сетецентричной войны превращение образования в сеть, «населённую» легко манипулируемыми «сетевыми человеками» — это беспроигрышный ход в мировой борьбе за власть, ресурсы и информацию. Поэтому сегодня образование — это намного больше чем образование, это будущее, битва за которое уже началась и проигрыш в которой означает стирание из Истории. Итак — по порядку.

Последствия под следствием

Read the rest of this entry »

 

На внедрение «эффективного контракта» в бюджетной сфере требуется 2,5% ВВП

10:37 14/10/2011

«В последнее время происходит увеличение расходов на социально-культурную сферу, проведено изменение системы оплаты труда, но эффективность модернизационных мероприятий пока невысока», — к такому выводу пришли эксперты ЭГ №17 «Реформа бюджетного сектора в экономике» по доработке «Стратегии-2020» на заседании, посвященном обсуждению доклада о работе группы.

«Права и обязанности бюджетных (БУ) и автономных учреждений (АУ) претерпевают серьезные изменения с принятием 83-ФЗ, однако возникли риски поворота реформы вспять или ее формального проведения, обусловленные прежде всего последовательным уменьшением уровня экономической самостоятельности АУ» — отметил соруководитель группы №17, проректор НИУ ВШЭ Борис Рудник.

Среди других проблем бюджетного сектора эксперты отмечают серьезные различия в качестве и эффективности деятельности учреждений, отсутствие реальной конкуренции между государственными и негосударственными организациями на рынке бюджетных услуг и плохую защищенность прав потребителя.

Что, по мнению членов экспертной группы, может обеспечить развитие и эффективную работу учреждений бюджетного сектора? Во-первых, это продолжение реформирования учреждений. Во-вторых – переход к дифференциации финансовых механизмов поддержки бюджетного сектора на основании оказываемых услуг – распределению средств на основе выбора потребителя, а не государства. В рамках данного направления реформирования эксперты предлагают провести стандартизацию услуг, в том числе определить их нормативную стоимость, а также ввести грантовый механизм для осуществления «нестандартных работ» на конкурсной основе.

Важной целью реформы бюджетного сектора эксперты видят создание открытой социальной сферы, включающее в себя формирование пакетов социально значимых услуг на основе гарантий и обязательств государства. Подобная мера, как считают члены группы, позволит четко разделить платные и бесплатные услуги, более полно учитывать потребности различных групп населения и исключить расходы государства на «псевдоуслуги».

Так же особое внимание в докладе группы уделено развитию кадрового потенциала – эксперты предлагают ввести системы «эффективного контракта» с работниками бюджетной сферы, что должно обеспечить конкурентоспособный уровень зарплат. Стоит отметить, что на внедрение данной системы, по подсчетам экспертов, требуется затратить около 2,5% российского ВВП.

Следующее предложение группы – создание корпоративных НКО с участием государства, муниципалитетов и бизнеса и разработка федерального закона «О некоммерческом обществе». По мнению экспертов, это позволит реализовать механизм «многоучредительства», что обеспечит привлечение к управлению всех заинтересованных структур и возможность притока дополнительных финансовых средств и материальных ресурсов.

«Экспертам необходимо более четко обозначить, что в итоге получит потребитель» — считает заместитель директора Департамента экономики социального развития и приоритетных программ Минэкономразвития Юлия Михеева – замечания ведомства по докладу группы были представлена на заседании. Как считают в МЭР, в рамках дальнейшей работы экспертам необходимо оценить перспективы развития сети бюджетных учреждений и их взаимодействия с НКО, определить объем услуг, гарантированных населению и просчитать социально экономический эффект от преобразований и пути возможной экономии бюджетных средств.

Кроме того, Минэкономразвития предлагает экспертам уделить внимание информационному освещению процесса реформирования бюджетного сектора и разработать инструмент постоянного мониторинга.

http://strategy2020.rian.ru/news/20111014/366176588.html