RSS

Илья Будрайтскис о том, почему политическая история изгоняется из музеев

20 Окт

В Москве досрочно закрывается выставка об октябре 1993 года

Директор историко-мемориального музея «Пресня» Илья Безруков и научный сотрудник музея Илья Будрайтскис написали заявления об уходе в знак протеста против досрочного закрытия выставки «Три дня в октябре», посвященной 20-летию событий 1993 года.

Выставка «Три дня в октябре», которая должна была работать до 30 ноября, закроется уже через неделю. Как сообщил COLTA.RU Илья Будрайтскис, решение о закрытии принято руководством Государственного центрального музея современной истории России (ГЦМСИР), филиалом которого является музей «Пресня».

«Эта ситуация очень показательна, она затрагивает очень важные вопросы репрезентации истории в государственном музее, — считает Будрайтскис, один из кураторов выставки «Три дня в октябре». — Можно вполне говорить о цензуре. Причем цензура исходит не откуда-то сверху, она исходит из первичного уровня администрации Музея современной истории России».

По словам Будрайтскиса, руководство ГЦМСИР не получало каких-либо «сигналов», а решило закрыть выставку самостоятельно. «Они постоянно находятся в режиме истеричного самострахования, здесь смешались и политические опасения, и опасения в отношении к современному искусству и, конечно, несогласие с активной стратегией развития музея», — пояснил Будрайтскис.

«Мы с художниками сейчас думаем о реакции, в начале следующей недели будет сделано совместное заявление участников выставки», — сказал он.

http://www.colta.ru/news/793

 

 «Историю России XX века нельзя представить как позитивную последовательность»

Журнал «Коммерсантъ Weekend», №38 (332), 18.10.2013

В результате скандала с выставкой «Три дня в Октябре» в музее «Пресня» (филиале Музея современной истории России), которая должна быть закрыта на 40 дней раньше намеченного срока по распоряжению руководства, из музея ушли директор филиала Илья Безруков и куратор выставки Илья Будрайтскис, а также было распространено открытое письмо с требованием отмены решения о досрочном закрытии выставки. Илья Будрайтскис рассказал Weekend о концепции выставки и о том, что означает ее закрытие.

Музей «Пресня» — единственный, где события октября 1993 года представлены в постоянной экспозиции, поэтому мы не могли пройти мимо их юбилея. При этом мы хотели не просто собрать архивную выставку, а заострить внимание на том, что 1993-й год — не только наше прошлое, но и наше настоящее. Помимо исторической части с документами и кинохроникой, здесь есть художественная — бывшие в 1993 году в еще очень юном возрасте художники специально для этой выставки создали работы, проблематизирующие этот переломный момент.

За несколько дней до открытия к нам приехала специальная комиссия, и работы вызвали у нее вопросы. Не могу сказать, что они были откровенно политическими,— скорее, у этих людей были какие-то опасения, которые они сами не могли сформулировать. Видимо, ждали сигналов от руководства. И вот за день до открытия выставки появляется приказ о том, что закрыться она должна 20 октября вместо анонсированного 30 ноября. За этим приказом последовали наши увольнения.

Дирекции центрального музея весь год казалось, что наши инициативы, наши попытки оживить это консервативное место приносят больше проблем, чем пользы. Почему скандал случился только сейчас? Дело в том, что 1993 год — это точка рождения современного российского государства, его социально-экономической системы, политической культуры. Порядок, в котором мы живем, родился из сгустка насилия, из несостоявшейся гражданской войны. Поэтому для исторического нарратива о поступательном развитии современной России история 1993 года очень плохо подходит. Внутреннее понимание значения 1993 года подталкивает людей, занимавших тогда разные стороны баррикад, избегать серьезного обсуждения этой темы. Любые попытки нарушить молчаливый консенсус, даже такие скромные, как наша выставка, воспринимаются со страхом и подозрением.

Здесь происходит столкновение с той частью истории, что переходит в политику. Музей современной истории России — это вообще пороховая бочка, это музей, который рассказывает об истории конфликтов, гражданских столкновений: первая русская революция, 1917 год, сталинизм, август 1991-го. При этом его руководство пытается делать вид, что речь идет о тихом, консервативном пространстве. Функция государственного музея — представить историю как позитивную последовательность. Но с русской историей XX века этого сделать невозможно. И с этой проблемой музей будет сталкиваться и дальше, если будет жить активной жизнью. Или же он так и не станет местом споров и будет медленно умирать. Это очень печально: значит, музей истории исчерпывает себя как социальный институт — оказывается, что обществу история больше не нужна. 

Записал Игорь Гулин

http://www.kommersant.ru/doc/2321560

Реклама
 

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: