RSS

Преступление против смысла

22 Сен

Михаил Трофименков об Этической хартии кинематографистов России

Журнал «Коммерсантъ Weekend», №34 (328), 20.09.2013

Обнародован проект «Этической хартии кинематографистов России», разработанный Молодежным центром Союза кинематографистов (МЦ СК)». 10 заповедей и 12 пунктов морального кодекса строителя коммунизма бледнеют на фоне 35 параграфов проекта.

Обдумать «этическую хартию» кинематографистов не раз и не два — с ноября 2011 года — просил лично Владимир Путин. Творцы делали вид, что приняли просьбу за просьбу, президенту это надоело: 24 мая он просто поручил правительству обсудить хартию до 1 октября. При чем тут правительство решительно непонятно, но творцы очнулись и успели в срок. Работу, правда, спихнули на МЦ, созданный для пропаганды студенческого и дебютного кино. Вероятно, авторы проекта — те же «молодые кинематографисты», которые в письме руководству СК в 2012 году (оба документа анонимны) обвинили профессоров ВГИКа и фестивальных отборщиков в том, что те склоняют их к чернухе, безнравственности и русофобии.

Хартия — не эксцесс эпидемии моралистического кликушества. Президент дважды, внятно, хотя и по-разному, объяснял, чего хочет: в обоих случаях сочетание «этическая хартия» было откровенным эвфемизмом.

Сначала образцом для хартии был назван «Кодекс Хейса»: во всем мире он считается анекдотическим эталоном зла, причиняемого цензурой искусству и индустрии кино. То есть речь шла об откровенной цензуре, но, поскольку цензуры у нас нет, цензурный кодекс назвали «этической хартией».

В мае же президент сказал: «наличие такой хартии, список ее участников может стать для государства своего рода ориентиром и стратегией дальнейшей поддержки кинематографии». То есть нужна не сама хартия, а список благонадежных, принесших взаимовыгодную присягу на верность непонятно чему. Хотя тем, кто не присягнет, могут, как максимум, не дать денег, но их и так мало кому дают, а если дают, то пилят, а для тех, кто присягнет, вряд ли введут новую строку в бюджете.

Чтоб не возвращаться к этой теме: опубликованный проект к цензуре отношения не имеет. Он вообще ни к чему не имеет отношения.

Грубо говоря, методологической базой для юных деонтологов стал когнитивный диссонанс между изменчивым содержанием, намеченным президентом, и эвфемистической формой. Какая база, такая и хартия: «Хартия не ограничивает права авторов на самовыражение и свободное создание любых кинопроизведений, не противоречит духу независимого творчества, не провозглашает принципов цензуры». То есть авторы пытаются угадать, что же такое они провозглашают и ограничивают, методом исключения. Беда не в том, что у них «вышло, как всегда», а в том, что они даже не «хотели, как лучше». Хотя, это даже не «как всегда»: такой, мягко говоря, безграмотной и наглой халтуры, коллажа надерганных отовсюду, непонятых и перевранных штампов я еще не читал. Каждое слово по отдельности имеет смысл, но любое их сочетание — вызов самому понятию смысла.

Как кинематограф не оправдывал надежды советского государства

1922
«Конечно, цензура все-таки нужна. Ленты контрреволюционные и безнравственные не должны иметь место»
Слова В.И. Ленина, цитируемые в письме А.В. Луначарского Г.М. Болтянскому
1932
«Кино должно в высоких образцах искусства служить целям мобилизации трудящихся на укрепление обороноспособности СССР»
Из постановления ЦК ВКП(б) «О советской кинематографии»
1946
«Постановщики и режиссеры очень мало работают над предметами, которые хотят демонстрировать, очень легко относятся к своим обязанностям. Я бы сказал, иногда эта легкость доходит до преступности»
Из выступления И.В. Сталина на заседании оргбюро ЦК ВКП(б) по вопросу о кинофильме «Большая жизнь» 
1958
«Главное внимание на пленуме было сосредоточено на серьезных недостатках, имевших место в советской кинематографии… Выступавшие указывали на явное отставание киноискусства в отражении важных тем современности»
Из докладной записки председателя оргкомитета Союза работников……

Я не против того, что молодые карьеристы сыплют словосочетаниями абсолютно бессодержательными и вполне мракобесными, но узнаваемыми начальством и приятными ему: «традиционные ценности», «национальный код», «социально значимые темы», «преемственность поколений» и прочее «уважение чувств верующих». Такой у них птичий язык, ну, пусть чирикают. Так ведь они еще и про кино что-то пытаются сказать.

Среди задач хартии: «Утверждение кинематографа как вида современного искусства, являющегося мощным орудием влияния на сознание зрителей, и одновременно индустриальной отрасли, задачей которой является и коммерческий успех художественного произведения, и обеспечение интеллектуального, духовного и гражданского развития общества». «Утверждение кинематографа как вида современного искусства» было актуально 100 лет назад. Утверждать его «как индустриальную отрасль» тоже поздно: индустрией оно стало еще раньше, чем искусством.

Режиссеры обязуются «не ограничиваться привычными стандартами киноязыка, вести поиск новых форм, что является необходимым условием развития отечественного и мирового кинематографа». Достойная «Ада» Данте картина: сотни режиссеров, уже согласившиеся с тем, что «кино является наиболее доступным для восприятия видом искусства», неустанно ищут новые формы, утверждая при этом «традиционные ценности». Хотя «нести внутреннюю ответственность» не только «перед собой», но и «перед обществом» — повинность потяжелее, чем принудительный авангардизм.

«Доступность кино для восприятия», «привычные стандарты киноязыка» — такая же околесица, как «ослабевание творческих импульсов интеллигенции» и «наилучшие традиции отечественного и мирового кино». «Наилучшие традиции» — это что: еще более лучшие, чем лучшие?

«Поддерживать в кинематографических произведениях идеи коллективизма, нестяжательства и других основополагающих гуманистических традиций, так полно выраженных в произведениях отечественных писателей и философов». «Кинематографические произведения» — это то, что профаны называют «фильмами»? С нестяжательством все понятно, но как быть с иосифлянством и хлыстовством? «Так полно» — это как полно? Что за «другие основополагающие гуманистические традиции»?

До поры до времени извращенная безграмотность авторов скрывает их онтологический изъян. Они не раз говорят о «миссии» кинематографистов — «миссии служения развитию и приумножению традиций отечественной культуры» — и не догадываются, что кинематографист — никакая не миссия. Это профессия, и единственная этика кинематографиста — его профессионализм.

Как кинематограф продолжает тревожить российское государство

2009
«Картина, разрушающая сознание человека, меняющая его вектор созидательного отношения к своей стране, к своей культуре, традиции и т.д. получает пять наград каких-то»
Из выступления председателя Союза кинематографистов России Н.С. Михалкова на чрезвычайном съезде СК РФ
2011
«Кинотеатры, телевизионный и радиоэфиры заполняет продукция со сценами насилия, убийств и предательств. Не будет лишним подумать над тем, чтобы сформулировать для российского киносообщества подобный свод внутренних этических норм»
Из выступления В.В. Путина на встрече с кинематографистами
2013
«Я уже обращался к членам совета по кинематографии с просьбой подумать над формированием своего рода этической хартии участников российской киноиндустрии. Учитывая, как обстоят дела, и, в первую очередь, мнение зрителей, которые не прекращают сетовать на засилье посредственной продукции, хотел бы вновь вернуться к этому вопросу»
Из выступления В.В. Путина на совещании по вопросам развития……

Режиссеры обязаны «соответствовать принципам свободы творчества», которую, надо полагать, упорно попирают, и «уважать права и достоинство личности». Какой личности? Если речь об экранном персонаже, то нет у него ни прав, ни достоинства. Если о зрителях, то не во власти режиссера нарушить их права или унизить достоинство. Если речь о людях вообще, то при чем тут кино? Радует, что авторы не догадались что-нибудь стибрить из профессиональных заповедей врачей, запретив режиссерам секс с персонажами, как запрещен он между врачами и пациентами.

При тотальном отсутствии смысла невольно домысливаешь смысл скрытый. Вот где он прячется: «при обозначении проблем в фильме указывать на возможные пути ее решения». Не может же государство без обиняков признаться в бессилии решить острые проблемы страны — и украдкой перекладывает эту обязанность на кинематографистов. Когда с них спросят, почему не решены проблемы коррупции и миграции, поздно будет отнекиваться, что не знал о своем долге: для того хартия так и мутна, чтобы режиссеры подвоха не почувствовали.

Тарантино говорил: нет ничего страшнее тофу: ни вкуса, ни цвета, ни запаха, но ведь едят же. Хартия — то же тофу. Страшна не она, а то, что ее будут «есть»: обсуждать, дополнять, одобрять, «прогрессисты» — проклинать, «реакционеры» — нахваливать, лишь приумножая выброс в атмосферу вредных для умственного здоровья антисмыслов.

Михаил Трофименков

http://www.kommersant.ru/doc/2277313

Реклама
 

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: