RSS

Открылась X Красноярская музейная биеннале

15 Сен

«Любовь пространства» с большими запросами

В Красноярском музейном центре открылась X Красноярская музейная биеннале с пастернаковским названием «Любовь пространства». Биеннале, вдвойне юбилейная — и десятая по счету, и отмечающая 20-летие первого крупного фестиваля современного искусства в Красноярске, вышла на новый уровень институциональной работы. Из Красноярска — АННА Ъ-ТОЛСТОВА.

Газета «Коммерсантъ», №164 (5195) , 11.09.2013

«Любовь пространства» сразу взяла высокую ноту: биеннале началась с хорового шествия, то есть с кантаты Александра Маноцкова «Приглашение меня подумать» на слова Александра Введенского, написанной для одетого в синее и желтое хора, оркестра в черном, публики в разном и, главное, для пространства Стрелки — культурного центра Красноярска. Для торжественного прохода под триумфальными воротами вокруг филармонии по направлению к музею, чтобы зритель попадал в здание, проходя сквозь хоровой строй под оглушительное «И ощущение покоя всех гладило своей рукою». В остальном все было более традиционно.

По обыкновению основная выставка биеннале вышла эстетской, изящно выстроенной на смысловых и визуальных рифмах. Вот инсталляция знаменитого польского художника Роберта Кушмировского «Унгут», результат сентиментального путешествия в село Унгут Красноярского края, куда в годы войны была сослана его семья. В своей характерной манере — частично из найденных объектов, частично из фиктивных документов и артефактов — Роберт Кушмировский создает не столько историко-краеведческую экспозицию о страшном быте польских переселенцев, сколько мемориал одной частной истории, делающейся всеобщей. А вот инсталляция Витаса Стасюнаса и Марии Чуйковой «Транссиб», посвященная путешествию в транссибирском экспрессе. Бесконечные веревочные провода и столбы, бесконечные елки в орденах из бутылочных крышечек, мелькающие за окном, и набор резных салфеточек с изображением незамысловатого ассортимента вагона-ресторана. Хотя семья Витаса Стасюнаса тоже была сослана в Сибирь, художники не говорят о сталинских кошмарах, предпочитая трагическому иронический модус, и на вернисаже мастерица гастрономических перформансов Мария Чуйкова кормила всех транссибирской солянкой. Вот размышления о постсоветской приватизации городских пространств: объекты и лайтбоксы идеолога киевской группы Р.Э.П. Никиты Кадана отзываются в фотосерии «Tabula rasa» минского фотографа Сергея Ждановича. Вот размышления о внутреннем, «интерьерном» пространстве: «комнатный» цикл лучшего красноярского живописца Виктора Сачивко срифмовался с гризайльным комиксом «Коммунальная квартира» москвича Константина Батынкова. Вот целый фейерверк российских премьер: видеосага «Инвентаризация родины» Бена ван Лисхаута, отправившегося по следам фотографической экспедиции Прокудина-Горского, фотосерия «Норильск. Полярный день» Александра Гронского и чарующий 3D-фильм Вима Вендерса «Если бы здания могли говорить», который служит финалом выставки.

Как всегда, у биеннале множество параллельных проектов, среди которых выделяются две фотовыставки. Первая — «Манифест ТРИВА», сделанный Сибирским филиалом ГЦСИ: изумительные репортажные снимки членов запрещенного новокузнецкого фотообъединения ТРИВА (Владимир Воробьев, Владимир Соколаев и Александр Трофимов), свидетельствующие о том, что в индустриальных центрах СССР назревала своя «Солидарность». Вторая — «Поездка в будущее. Остановка N2. Гудым», сделанная Ольгой Свибловой и московским Мультимедиа Арт Музеем: совершенно сталкеровские по духу фотографии Сергея Шестакова, привезенные из поездки в заброшенный военный поселок близ Анадыря. По обыкновению у биеннале большая программа паблик-арта в городе. Здесь и надпись екатеринбургского стрит-артиста Тимофея Ради «Ты лучше космоса» на набережной у Коммунального моста, видная если не из космоса, то уж точно только с высоты вертолета, и футуристическая интервенция в старинную городскую среду работающего в Берлине японца Татуро Атца под названием «Любовь к родному пепелищу». Старый деревянный дом в центре Красноярска, окруженный со всех сторон многоэтажками и явно обреченный на снос, получил вторую — абсурдно-модернистскую — жизнь, когда японский художник-урбанист накрыл давно стоящий без крыши сруб пластиковым потолком с лампами дневного света.

И все же юбилейная, десятая биеннале отличается от всех предыдущих: она стала музейной — в хорошем смысле слова. Красноярский музейный центр — последний в СССР филиал Музея Ленина, достроенный аккурат к тому позднеперестроечному времени, когда центральное телевидение рассказывало про вождя революции, что на самом деле он гриб,— обрел новый смысл существования благодаря идее музейной биеннале, рожденной московскими музейными проектировщиками. Однако красноярцы под руководством бессменного главного куратора биеннале Сергея Ковалевского проявили самостоятельность и развернулись в сторону современного искусства. Еще недавно казалось, что биеннале, получившая несколько лет назад национальную премию «Инновация», постепенно съест ленинский музей, превратив его в род кунстхалле. Но сейчас понятно, что от идеи музейной биеннале отказываться не стоит. Раньше тут удавались разве что музейные экспедиции — сейчас, например, Глюкля (Наталья Першина-Якиманская, «Фабрика найденных одежд») ездила в Шушенское, где воздвигла трогательный социально-терапевтический «Памятник Надежде». В этом году наконец заиграл музейный семинар: благодаря художнику и музейному педагогу Вадиму Марьясову, его ученикам Алексею Мартинсу, Анне Омелик, Дарье Воробьевой и примкнувшим к ним киевлянке Ладе Наконечной и краснодарской «Группировке ЗИП» сотрудники сибирских краеведческих музеев осознали потенциал работы с современным искусством — произведения их музейной мастерской смотрятся как заявки на полное обновление экспозиций в Богучанах, Ачинске, Канске и других местах. Тогда как выставка коллекции современного искусства, собранной за 20 лет Красноярским музейным центром, где есть практически все звезды — от митьков и «Синих носов» до Валерия Кошлякова, смотрится как заявка на музей современного искусства. Нет, не нужно тратить миллиарды на такой шедевр современной архитектуры, как Учебный центр лозаннского Политеха из фильма Вендерса,— достаточно выделить деньги на ремонт и модернизацию имеющегося здания. Федеральный Минкульт носится с идеей региональных центров современной культуры — в Красноярске он уже есть.

http://www.kommersant.ru/doc/2275921

Реклама
 

Метки: ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: