RSS

Эрмитаж примет в своих стенах знаменитую «Манифесту»

09 Сен

Текст: Елена Яковлева 05.09.2013

Знаменитая Манифеста — кочующий фестиваль современного искусства — избрал следующим местом своего приземления Санкт-Петербург. Манифеста-10 пройдет в стенах знаменитого Эрмитажа. Директор Михаил Пиотровский и куратор фестиваля Каспер Кениг презентовали идею журналистам.

— Во-первых, это свидетельство того, что мы можем все, — прокомментировал событие специально для «РГ» глава Эрмитажа Михаил Пиотровский. — А во-вторых, это интересный способ отметить 250-летие Петербурга: мы хотим сделать это не так, как делают все — в Эрмитаже и в эрмитажном стиле сделать выставку современного искусства.

Выставки современного искусства в классических музеях делают во всем мире, подчеркнул он, но, приведя в пример Лувр и Версаль, добавил, что в таких случаях всегда остаются переживания: хорошо ли получится или не очень. Диалог между классическим и современным искусством может удаться, а может, и нет. Пиотровский почти уверен, что диалог Эрмитажа с современным искусством получится, но признается, что «риск есть».

Известный музейный куратор Каспер Кениг, много сделавший для того, чтобы современные художники заняли должное место в истории мирового и европейского искусства, пообещал «тщательно, точно и нежно работать» с таким важным для всего мира музеем, как Эрмитаж.

— Для нас большая честь участвовать в выставке, которая пройдет в великолепном Эрмитаже, — подчеркнул он, рассказав как в его «внутреннем споре» взял верх первый спонтанный ответ «да!».

В Манифесте-10 будут участвовать 43 художника, две трети работ будут представлены в здании Главного штаба, и еще одна треть — в Зимнем дворце. Фестиваль продлится четыре месяца, и его, по словам Кенига, можно воспринимать «как некий дух, ушедший и пришедший».

— Впервые наша выставка пройдет в городе с такой удивительной историей, и с волшебной, постоянно меняющейся красотой, — отметил Каспер Кениг.

Окончательной мерой успеха, по его словам, станет не простое количество посетителей, но экспертное осуждение, критика, диалог.

На вопрос, будут ли на выставке провокативные работы, само появление которых может вызывать скандал, Каспер ответил: «Мне представляется, что любая независимая эстетическая позиция в каком-то смысле провокация». Но при этом пообещал, что на выставке не будет дешевых сенсаций и провокаций, отметив, что организаторы «хорошо знакомы с российскими законами».

Когда его попросили назвать ключевое слово для будущего фестиваля, он, извинившись за неоригинальность, сказал «Надежда». И выразил надежду, что выставка будет финансово доступна для посетителей и заинтересует молодежь.

Отличительная особенность Манифесты — ее созвучие с местным контекстом — может особым образом заиграть в соседстве с выдающимся музеем, заметил он, и хоть в душу тех, кто придет на выставку, заглянуть невозможно, но господин Кениг надеется на возможность нового опыта для молодых людей.

Из первых уст

Каспер Кениг ответил на вопросы корреспондента «РГ».

Почему вы согласились провести Манифесту в Эрмитаже? Чем вам интересна Россия как площадка? 

Каспер Кениг: Замечательно, что Пиотровский открыл нам двери, сделал возможным здесь наш фестиваль. Россия нам интересна, благодаря своей истории. Когда нас позвали, я сразу вспомнил фильмы Эйзенштейна, штурм Зимнего — это все существует в контексте мирового искусства. Ну и уникальность Эрмитажа — это музей одновременно мировой и очень русский.

Я вижу, что вы сейчас в России много говорите об истории — Петре, Екатерине Великой. Но ведь история бывает и современной, а вы и почти не говорите о последних 20 годах. А надо говорить о собственном времени.

Поэт и художник Дмитрий Пригов говорил, что современное искусство России лишь два раза находилась в одной волне с искусством Европы — во времена «русского авангарда» в начале 20 века, и во времена концептуального искусства в его конце. Что вы думаете по поводу возможностей нашей общей волны? 

Каспер Кениг: Что касается первой волны — «русского авангарда», Татлина, Малевича — то это совершено выдающееся явление не столько даже в европейском, сколько в глобализованном искусстве. Что касается второй волны — «концептуализма» — то хоть я и знаком с Кабаковым, и, собственно, я пригласил его на выставки — но это искусство, связанное с ностальгией, нашей короткой памятью, и в каком-то смысле с амнезией. А современная эстетика, эстетика современного русского искусства — это агрессивная эстетика в духе «тяжелого металла», и иногда вульгарная. Возникает вопрос, какую роль она играет. С одной стороны у вас есть такая «эстетика олигархов» и эстетика интеллектуального отношения к искусству. Для меня очень важно понять, какую — в эстетическом плане — надо представить информацию для того, чтобы диалог состоялся. Это процесс, который требует постоянного обсуждения. Для меня искусство, прежде всего, связано с надеждой, с будущим. Важно то, что работает на будущее.

В России часто возникают пуританские реакции на современное искусство, вызванные отчасти агрессией и варварством, но отчасти непониманием и неожиданно выявившейся резкой разностью ценностей. Манифеста даст возможность диалога людей с разными взглядами и позициями? 

Каспер Кениг: Отвечу словами Розы Люксембург — «Свобода существует только в том случае, когда я принимаю мнение человека, против которого возражаю».

http://www.rg.ru/2013/09/05/manifesta-site.html

Реклама
 

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: