RSS

Антонова уверена, что проект Фостера «разваливают целенаправленно»

26 Авг

Почетный президент ГМИИ имени Пушкина призвала британского архитектора достроить музейный городок

20 августа 2013,  Ярослав Тимофеев

Почетный президент ГМИИ имени Пушкина Ирина Антонова отправила письмо лорду Норману Фостеру с предложением продолжить работу над проектом реконструкции музея. Как сообщила «Известиям» директор Пушкинского Марина Лошак, письмо было написано в пятницу, 16 августа, ответ на него еще не получен.

Ирина Антонова рассказала г-ну Фостеру о заседании архитектурного совета Москвы, на котором решалась судьба музейного городка на Волхонке, и о том, что многие присутствовавшие высказались за продолжение сотрудничества с британским мастером.

— Я не то что хочу возобновить сотрудничество, я считаю, что мы с ним и не порывали. Он всегда меня уверял, что проект реконструкции музея ему очень интересен. Но ведь он получил такое количество ударов и разочарований в Москве и Петербурге! Вы знаете, сколько проектов ему зарубили? Наш остался последним, — сказала «Известиям» г-жа Антонова.

Новый директор Пушкинского музея Марина Лошак тоже включилась в борьбу за Фостера.

— Ситуация для нас не закрыта, — сообщила изданию г-жа Лошак. — Архитектор Сергей Ткаченко, ведущий проект с российской стороны (директор «Моспроект-5». — «Известия»), в день заседания архсовета связался со своими партнерами из бюро Фостера, и они сообщили, что очень хотят продолжать работу, но для этого нужно преодолеть определенные сложности. Это дало нам надежду, что все еще можно отрегулировать и поправить. Сейчас нам нужен окончательный ответ г-на Фостера, и мы бы очень хотели, чтобы он был положительным.

Архитектурное бюро «Фостер и партнеры» сообщило об официальном выходе из проекта 16 августа — спустя два дня после заседания архсовета, на котором главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов поставил лорду Фостеру условие: либо лично курировать свой проект, либо отказаться от него.

В ответ представители фостеровского бюро заявили, что еще 5 июня г-н Фостер направил Ирине Антоновой письмо, в котором уведомил о своем демарше и попросил не упоминать свое имя в связи с проектом реконструкции Пушкинского музея.

Г-жа Антонова подтвердила «Известиям» получение письма, посетовав, что оно добиралось до Москвы «невероятное количество времени», но заметив, что «это только письмо и не более того».

— У Нормана Фостера вообще нет договора с музеем, у него договор с Сергеем Ткаченко — они совместно выиграли архитектурный конкурс. Должна сказать откровенно, что тут есть недоработка со стороны Сергея Борисовича — он очень вяло вел отношения, — пояснила Ирина Антонова.

Вместе с тем она убеждена, что проект срывается не из-за каких-то случайностей или задержек, а благодаря действиям определенных сил, заинтересованных в иной судьбе квартала напротив храма Христа Спасителя.

— Кое-кто не получил то, что хотел получить — 11 зданий, которые музей с таким трудом отвоевал. Проект реконструкции разваливают целенаправленно и давно, уже несколько лет. Это очевидно. Я не хочу посвящать Фостера в эту отвратительную ситуацию, зачем ему знать? Но он все равно чувствует это недоброжелательство. Будет ужасно жаль, если все развалится, — заключила Ирина Антонова.

Сам Норман Фостер недоступен для комментариев — по словам его пиар-ассистента Джея Лопеза, в настоящее время лорд Фостер путешествует.

За 20 лет новой российской истории ни один архитектурный проект, созданный мастерами первой величины, не был доведен до завершения. Искусствовед Алексей Лепорк констатирует: крупнейшие западные архитекторы потеряли желание строить в России.

— Когда они понимают, что рынок не прозрачен, они стараются уходить. Парадокс: Фостер известен как самый ловкий и практичный из мировых архитектурных звезд, он умеет общаться со всеми клиентами и строит во всем мире, но в России даже у него не вышло. Другим после него соваться уже нет смысла. Только у совершенно коммерческих бюро что-то может получиться, — прогнозирует г-н Лепорк.

Ирина Антонова тоже считает, что череда громких архитектурных проектов, которым не суждено осуществиться, — не случайность, а традиция.

— Наша страна не принимает современную западную архитектуру. Во всем мире строят зарубежные архитекторы, и никто не обсуждает проблему, почему они зарубежные, а не отечественные. А у нас, видимо, какая-то ревность, зависть, — заметила г-жа Антонова.

78-летний Норман Фостер — один из крупнейших современных архитекторов, обладатель Притцкеровской премии, рыцарь и барон Британской империи, а также почетный член Российской академии художеств. Его сотрудничество с отечественными заказчиками началось благодаря усилиям бизнесмена Шалвы Чигиринского, с которым архитектор познакомился в 2004 году.

В течение следующих нескольких лет было объявлено сразу о пяти масштабных проектах лорда Фостера в России: реконструкции острова «Новая Голландия» в Петербурге, строительстве квартала в Зарядье (на месте гостиницы «Россия»), башни «Россия» в «Москва-Сити» и небоскреба в Нагатинской пойме, а также знаменитого «Апельсина» на Крымском Валу. Однако ни одна из новаторских идей г-на Фостера на российской почве не была реализована — во многом в связи с банкротством и арестом имущества инвестора этих проектов г-на Чигиринского.

Как сообщила «Известиям» Ирина Антонова, к проекту реконструкции Пушкинского музея г-н Чигиринский отношения не имел. Финансирование строительства и реконструкции в объеме 22 млрд рублей осуществляется за счет госбюджета.

http://izvestia.ru/news/555683

Реклама
 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: