RSS

Ползучая контрэволюция

21 Авг

Конец нашей цивилизации не такая уж фантастическая гипотеза, поскольку умники проигрывают самодовольным невеждам в отборе. Цивилизации гибнут: это им свойственно

Журнал «Огонёк», №32 (5292), 19.08.2013 Дмитрий Губин

В России век назад «прогрессивно мыслящий человек» был агностиком или атеистом, верящим в науку и разум, который раскроет тайны Вселенной (и разума тоже). А как иначе? Если ты занимаешься вопросом «как оно устроено» (а наука занимается этим), то рано или поздно в гипотезе Бога перестаешь нуждаться (что и сказал однажды Наполеону Лаплас). Истовая религиозность была уделом, что называется, реакционной части общества.

Наука к нашим дням и правда проделала огромный путь, чтобы понять то, что прежде могло числиться по ведомству высшей силы. Как произошла Вселенная? Как возникла жизнь? Как появился человек? Как у него появилась мораль? (В чем-то наука даже превзошла ожидания, доказав, что мораль есть не только у человека.)

Тех, кого интересуют детали того, «как оно все образовалось», отошлю к популярным книгам английского физика Стивена Хокинга (он специалист по неживому) и нашего биолога Александра Маркова (он — по живому).

Но вот что интересно. В последнее время число людей, жестко настаивающих, что без Бога ничто бы не возникло, что Библия (Коран, Тора) — это откровение Господне, настолько выросло, что стало бросаться в глаза. Намерение открыть кафедру богословия в МИФИ отражает эту тенденцию.

Нет, я понимаю, что человек испытывает сомнения, а порой и страх. Именно тут много питательного материала для мистики. Но чтобы вот так все стали испытывать потребность в мистическом? И все чаще ненавидеть тех, кто видит в гипотезе Бога любопытное, но заблуждение?

Я, признаться, некоторое время считал растущее пренебрежение наукой чисто российским явлением, когда любой окунь ведет себя так, чтобы щука не слопала, а щуки у нас ныне все сплошь воцерковленные. Но нет. Знаменитый английский биолог Ричард Докинз начал последнюю книгу с заявления, что никогда еще на его памяти «малограмотная оппозиция» эволюционной теории происхождения человека «не была так сильна».

Почему так происходит?

Выскажу несколько предположений.

Первое. Дело в том, что сфера, куда проникает наше познание, расширяется со скоростью расширяющейся Вселенной, а это парадоксальным образом порождает темные углы: «растягивается» материал. Маленькое постигнуть и понять проще. Плоская Земля на трех китах и трехлетке понятна. А n-бранные структуры, теория струн и прочие штучки постэйнштейновой физики сложны и для недостаточно обученного взрослого. И эти «недостаточные» науку начинают игнорировать: ученые, короче, слышь, сами ни черта не знают.

Пока эта сложность касалась «обычных» физики, химии, математики, общество снисходительно относилось к чудакам в лабораториях. Пусть синтезируют что-нибудь полезное. Но в последние десятилетия чудаки все активнее влезают в сущность человека. Во все закрытые, таинственные, сакральные вещи. Как на нейронно-аксонно-синапсном уровне устроена этика? Мораль? Душа? Мышление?

То есть обыватель, может быть, хочет думать: мораль устроена так, как дитя воспитали родители, и неплохо бы снова ремнем. Но наука, исследовав огромное количество близнецов, говорит другое. «Эффект генов сильнее, чем эффект воспитания в одной семье»,— постулирует второй закон генетики поведения Туркхеймера. «Если вы хотите, чтобы ваши дети были добрыми, лучше не стройте лишних иллюзий о «правильном воспитании», а выбирайте себе доброго брачного партнера — так будет надежнее»,— с ядовитой любезностью, но без тени шутки разъясняет биолог Александр Марков.

У самого Маркова есть написанный для широкой публики труд — «Эволюция человека». Первый том — о происхождении homo sapiens от гоминид (и в этом происхождении нет даже щелочки для креационизма: к кому его применять? К австралопитекам? К вымершим неандертальцам?). А второй, совершенно ошеломляющий том — о том, как в процессе эволюции появились память, душа, интеллект, как на генетическом уровне распознать склонность к политическому либерализму или консерватизму (здесь Марков тоже не оставляет места ничему сверхъестественному). И что мы должны рассказать детям?! Что наш шлепок им по попе — это нейронно-синапсическая связь, выработка какой-нибудь протеинкиназы?! И любовь — тоже из такой же дряни состоит?! (А любовь — нет. Любовь — это, главным образом, повышенный уровень дофамина и норадреналина при пониженном серотонина.)

Вот к этому и сводится мое второе соображение: современные научные объяснения не оставляют камня на камне от предрассудков и мифов, которыми мы прежде охотно питались, включая главные — типа силы семейного воспитания или любви до гроба (включая любовь к Родине).

Вот почему так яростно нынешнее нежелание читать, понимать, учиться, знать: это нежелание кардинально менять жизнь. «Наши отцы были нас не глупее!» (кстати, если фраза верна, то свидетельствует о семейном регрессе). Истеричный крик коллективной Мизулиной «защитим семейные ценности!» — это и роспись в незнании эволюции семьи (семье в ее нынешнем понимании всего лет сто).

Третье же мое замечание сводится к наблюдению, что эволюционный отбор, идущий и между странами, изменил форму. Если раньше преимущества страны с развитой наукой были очевидны (без науки невозможно было ни военное, ни промышленное дело), а сырьевая страна была заведомо отсталой, то теперь не то. Сегодня сырьевой Митрофанушка пользуется ровно тем же телефоном, что и Эрик Туркхеймер (впрочем, не уверен, что у того 5-й айфон). А живет, может быть, даже шикарнее.

Эти изменения порождают самодовольную уверенность в том, что умные не нужны и более того — что опасны. Что «на хрен эту химию — лучше лечиться травами». Что на фиг вариативную сложность — давай то, что у всех. Что нужно поотрывать руки генетикам: разнесут заразу. Что не фига вторгаться в Промысел Божий. Что нравственность — она от Бога…

Если бы это было из разряда «российской специфики», я бы жил относительно спокойно: в конце концов, сегодня свободно уезжают из страны те, чьим мозгам здесь нет применения, например в США. Однако и в США «более 40 процентов населения отрицают факт происхождения человека от других животных и уверены, что мы, как и все живые существа, были созданы богом в последние десять тысяч лет» (цитирую Докинза).

А это означает, что не намеренно, а просто по глупости «недостаточно обученные» могут выжить умных. Тем более к тому есть биологические основания — человеческий мозг медленно, но устойчиво уменьшается в объеме последние 10 тысяч лет. Повторяю, основания есть: умники говорят вещи непонятные, при этом дико обидные, а, спрашивается, коли они такие умные, то почему такие бедные?!

«Расширяющееся», не ведающее границ знание привело к тому, что айфоном обзавестись может каждый, однако никто из обзаведшихся, если умники исчезнут, не сможет сконструировать и собрать даже тот аппарат для связи, которым пользовался Тимур со своей командой.

Умники нужны просто потому, что никто не знает вызовов завтрашнего дня: ни в медицине, ни в социальной жизни, ни в сельском хозяйстве. Неужели наступают времена, когда в этом надо убеждать?..

http://www.kommersant.ru/doc/2253854

Реклама
 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: