RSS

Не нужен нам Фостер британский…

21 Авг

Представители Нормана Фостера подтвердили отказ от реконструкции Пушкинского музея

16 августа 2013

Британский архитектор Норман Фостер не будет участвовать в реконструкции ГМИИ имени Пушкина, сообщает РИА Новости со ссылкой на представителя компании «Foster + Partners».

Норман Фостер отказался от участия в проекте реконструкции, так как музей в течение трех лет не привлекал «Foster + Partners» к участию, и им занимались другие люди.

Конкурс на реконструкцию ГМИИ имени Пушкина, проводившийся в 2009 году, Фостер выиграл вместе с компанией «Моспроект-5». Согласно его проекту, отдельные здания на Волхонке и в соседних переулках были бы объединены в единый «Музейный городок». Вход в главное здание музея планировалось построить непосредственно из метро «Кропоткинская».

Ранее директор Пушкинского музея Марина Лошак заявляла, что Норман Фостер не отказывался проводить реконструкцию музея.

http://polit.ru/news/2013/08/16/fosterno/

Директор Пушкинского музея просит вернуться британца Норманна Фостера

Катерина ИВАНОВА «НИ» за 19 Августа 2013 г.»

В минувшую пятницу директор Пушкинского музея Марина Лошак заявила, что британский архитектор Норманн Фостер не выходил из проекта реконструкции музея, хотя сам Фостер объявил о своем выходе еще два месяца назад. Как рассказала Марина Лошак журналистам, на днях «собрался архитектурный совет», который «размышлял, как ускорить строительство музейного квартала». О том, что британский архитектор Норманн Фостер проект покинул, речь на совете не шла. По словам г-жи Лошак, есть только некоторые недоразумения между архитектурной группой Фостера и архитектором Сергеем Ткаченко, который также занимается ГМИИ. Напомним, активная  полемика вокруг строительства музейного квартала развернулась совсем недавно, хотя проект Фостера победил в тендере еще в 2009 году. В конце мая 2013 года его утвердила Градостроительно-земельная комиссия. Но на прошлой неделе главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов потребовал провести заседание Архитектурного совета, на котором среди прочего заявил, что Фостер не уделяет своему проекту должного внимания и если архитектор не приедет в Москву в течение месяца, то власти от его услуг откажутся. Тем временем в эту же пятницу английская газета The Art Newspaper сообщила, что фостеровское архитектурное бюро вышло из проекта еще два месяца назад, о чем уведомило лично директора ГМИИ в письме 5 июня (тогда музей еще возглавляла Ирина Антонова, которая ушла с поста директора 1 июля). Фостер мотивировал свой уход тем, что на протяжении трех лет музей так и не привлек его к работе над проектом, несмотря на многочисленные попытки архитектора поучаствовать в нем. Все это время проектом занимается исключительно российский архитектор Сергей Ткаченко, победивший в тендере на строительство музейного городка на пару с Фостером. И вот теперь новый директор Пушкинского музея заверяет общественность в том, что музей «хочет продолжения отношений». «В данное время мы пишем письмо Фостеру и просим его приехать сюда», – поделилась планами Марина Лошак.

http://www.newizv.ru/culture/2013-08-19/187433-direktor-pushkinskogo-muzeja-prosit-vernutsja-britanca-normanna-fostera.html

Построился на выход

Лорд Норман Фостер отказывается реконструировать ГМИИ имени Пушкина

На заседании Архитектурного совета Москвы был рассмотрен проект реконструкции ГМИИ имени Пушкина и создания «Музейного городка» лорда Нормана Фостера. По итогам совета выяснилось, что проекта нет, а лорд Фостер отказывается иметь к нему отношение. О ситуации рассказывает Газета «Коммерсантъ», №147 (5178), 17.08.2013 ГРИГОРИЙ Ъ-РЕВЗИН.

Проект реконструкции Пушкинского музея и создания музейного городка был создан по инициативе бывшего руководства музея, ныне почетного президента ГМИИ Ирины Александровны Антоновой. Его представлял Сергей Борисович Ткаченко, бывший директор института Генерального плана Москвы, в 2010 году выигравший тендер на проектирование музея в соответствии с концепцией лорда Фостера. Хотя официально в соответствии с документами он получил статус главного проектировщика, неформально речь шла о том, что он станет российским сопровождающим бюро знаменитого британского архитектора.

Представленный им проект включал в себя эскизные разработки двух зданий — депозитария музея и аудитории музея в квартале между Колымажным переулком и Знаменкой, перспективу подземного сводчатого пространства между историческим зданием ГМИИ и усадьбой Лопухиных, присоединенной к музею, а также перспективный план развития выставочного зала музея напротив храма Христа Спасителя на месте бензоколонки 1930-х годов и несколько эскизов этого зала, которые совет не стал рассматривать.

На совете выяснилось, что все представленные проекты не могут быть реализованы, поскольку предполагают снос трех исторических зданий в квартале, ограниченном Колымажным переулком. Бывшее руководство ГМИИ неоднократно ставило вопрос об их сносе, однако не получило разрешения ни от Министерства культуры, ни от комиссии по сносам при Правительстве Москвы. Члены совета на месте осмотрели здания, находящиеся на охране и также в большинстве своем высказались за необходимость их сохранения. Строительство на Волхонке выставочного центра также невозможно по существующему законодательству, поскольку данная территория входит в охраняемую зону культурного наследия. Кроме того, находящаяся на ней бензоколонка 1930-х годов, по мнению представителей общественности, также является памятником архитектуры, и движение «Архнадзор» (Наталья Самовер) подтвердило свою готовность бороться за этот объект.

Член градостроительного совета архитектор Юрий Григорян высказал удивление тому, что музей, призванный быть культурной институцией, действует варварски, как строители лужковского времени, а именно сносит памятники архитектуры, находящиеся на его территории. Он же говорил о привлечении к проекту ландшафтных архитекторов, необходимом в перспективе вырубки взрослых деревьев на территории, что также запрещено законодательством. В кулуарах совета представители Института философии РАН, который по постановлению правительства должен быть выселен из соседнего с ГМИИ здания для расширения музея, добавляли к этому упреку еще и обвинения в рейдерском захвате их института. Вместе все эти претензии создавали впечатление, что замысел музейного городка Ирины Антоновой, возникший в прошлом десятилетии, когда в Москве были приняты менее корректные формы девелоперской деятельности, сегодня несколько устарел.

Еще больше претензий возникло не к замыслу, а к самому проекту. Президент Союза архитекторов РФ Андрей Боков выразил изумление самим фактом рассмотрения проекта, поскольку в нем «отсутствуют признаки проекта». Он указал на отсутствие сведений об инженерном решении будущего комплекса, функциональном распределении площадей, отсутствии проекта транспортного обеспечения музейного комплекса и других важных составляющих проектной документации. По сути, представленный материал позволяет судить только о фасадах будущего музейного здания, что бессмысленно, поскольку их нельзя построить.

Возник вопрос и об авторстве этих фасадов. Частично представленные материалы содержали рисунки лорда Фостера, показанные им Дмитрию Медведеву в 2007 году (тогда проект выполнялся на средства Михаила Куснировича), частично представляли собой вариации на тему этих рисунков, созданные в бюро Сергея Ткаченко. По разъяснению Сергея Ткаченко, финансирование по проекту было остановлено два года назад, часть представленных материалов он разрабатывал совместно с лордом Фостером, но в дальнейшем бюро Фостера отказалось работать, поскольку финансирования нет. Бывший директор ГМИИ Ирина Антонова заявила, что лорд Фостер готов работать дальше, но нужно продолжить финансирование проекта. На вопрос главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова о том, какие средства нужны и на каком уровне было остановлено финансирование, Сергей Ткаченко объяснил, что сумма тендерного контракта составляла 320 млн руб., из них было выплачено 170 млн. Известие о том, что представленный на совете проектный материал стоил $6 млн, произвело неизгладимое впечатление на всех присутствующих кроме тех, кто и так это знал.

По итогам заседания Архитектурного совета главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов рекомендовал музею следующее. Во-первых, определить функциональную нагрузку проектируемых зданий, которая на сегодняшний день осталась членам совета неясной. Во-вторых, четко определить те территории, на которых в соответствии с законодательством возможно новое строительство. В третьих, уточнить, кто будет заниматься проектированием музея — лорд Фостер или кто-то иной.

Вчера, на следующий день после Совета, бюро лорда Фостера распространило официальное заявление, что не имеет к происходящему никакого отношения, вышло из проекта два месяца назад и просит не упоминать имени лорда Фостера в связи с данным проектом, так что последний вопрос можно считать решенным. Таким образом, вчера погиб последний проект лорда Фостера в Москве — до того лопнули его проекты застройки Зарядья, башня Россия в Сити, застройка Нагатинской поймы и некоторые другие, более камерные проекты.

Вероятно, по итогам совета многие придут к выводу, что проект реконструкции ГМИИ и строительства музейного городка на сегодняшний день отсутствует. Непонятно, что будет строиться, где и кем,— то есть ничего. Вопрос о судьбе $6 млн государственных денег в сложившейся ситуации выглядит неясным и несколько тревожным для участников процесса, что, возможно, вдохновит их на дальнейшую работу. Ирина Антонова выступила на совете с эмоциональной речью, кратко обрисовала выдающуюся культурную роль ГМИИ и 50-летнюю работу музея по присоединению примыкающих к нему территорий, призвала принять необходимые решения по сносам и лишению территорий охраняемого статуса и двигаться дальше, дальше, дальше.

http://www.kommersant.ru/doc/2257862

Архитектор Норман Фостер не отказывается от Пушкина

Сергей Ткаченко: «Но если финансирование проекта не возобновится, он будет вынужден покинуть проект»

Неожиданная новость молнией пронеслась по Рунету: якобы Норман Фостер отказался от работы с ГМИИ им. Пушкина, конкурс на реконструкцию которого выиграл вместе с российским «Моспроектом-5» Сергея Ткаченко еще в 2009 году. Бюро Фостера пусть и выступает в реконструкции в качестве субподрядчика, тем не менее играет в ней значительную роль. Как-никак проект «музейного городка» на Волхонке начинался с идей и эскизов Фостера, которые позже Ткаченко адаптировал под российскую действительность. И что же, теперь знаменитый британец покинет ГМИИ? Нет, по крайне мере пока, успокоил «МК» Сергей Ткаченко.

— Правда ли, что Норман Фостер покидает проект?

— Фостер никуда не уходит, это все чье-то вранье. Он написал мне письмо в связи с тем, что уже три года нет финансирования объекта. Его искусственно заблокировали — сейчас проектным организациям вообще не платят деньги. Российские проектировщики умеют работать бесплатно, иностранные же считают это оскорблением. Поэтому Фостер написал, что, если финансирование проекта не возобновится, он будет вынужден покинуть проект. На данный момент Норман является участником проекта, и мы с ним время от времени консультируемся.

— Т.е. пока Фостер намерен продолжать проект?

— Да, но он честно сказал, что, если платить не будут, он уйдет. Во всем мире, кроме как у нас, есть практика: за работу нужно платить.

— И как долго вся эта ситуация будет находиться в замороженном состоянии?

— До открытия финансирования.

— Была информация о том, что архитектурный совет дает Фостеру месяц на то, чтобы понять, будет он участвовать в проекте или же покинет его…

— Знаете, это все юридические вопросы… Действительно, есть определенная финансовая претензия. Но это все так, разговоры.

— Сейчас средства заморожены, скажется ли это на сроках реализации проекта?

— Заморожен ведь не проект, а финансирование, сами же работы идут полным ходом. Вот мы недавно сдали очередной объект — «Галерею старых мастеров» — с большим подземным пространством, и сейчас он находится на экспертизе. Как только он эту экспертизу пройдет, можно будет объявлять тендер на подрядчика и начинать стройку. Только вот проектные деньги весьма умело заморожены…

— Сам лорд Фостер координирует процесс реконструкции музея?

— Понимаете, какая ситуация: его дело — не координировать процесс. Фостер на начальной стадии разработки проекта дал эскизы, потом приезжал сюда на обсуждение, я приезжал к нему в Лондон. Когда идет большая детализация проекта, его личное присутствие здесь и не требуется. Вот когда необходимо защищать проект на советах, то да, нужно, чтобы присутствовал он или его достойный представитель.

— Как считаете, не имеет ли вся эта запутанная ситуация с возможным отказом Фостера от проекта отношение к уходу Ирины Антоновой с поста директора музея? Ведь это она пригласила знаменитого британца и лоббировала его идеи.

— Нет, совершенно нет. Вы понимаете, есть определенные люди, которые хотят, чтобы Фостер вышел из проекта. Он уйдет — тут же появятся другие. Такая конкуренция есть всегда, здесь действуют финансовые интересы. А что касается Ирины Антоновой… Она же недалеко ушла — стала президентом музея и по-прежнему занимается проектом. Да, собственно, не у Антоновой с Фостером договор, а у меня, так что этот вопрос больше касается не ее, а меня.

материал: Мария Лазарева

http://www.mk.ru/culture/interview/2013/08/18/901111-arhitektor-norman-foster-ne-otkazyivaetsya-ot-pushkina.html

Норман Фостер вышел из проекта реконструкции Пушкинского музея

Компания Нормана Фостера Foster + Partners вышла из проекта реконструкции Государственного музея изобразительных искусств (ГМИИ) имени Пушкина в Москве, сообщается на сайте The Art Newspaper.

В компании заявили, что покинули проект более двух месяцев назад. Соответствующее письмо было направлено Фостером директору ГМИИ 5 июня, отметили в компании. «Foster + Partners пошли на эти меры, потому что в последние три года музей не привлекал нас в развитие проекта, которым занимались другие стороны. Это происходило несмотря на многочисленные попытки продолжить работать с музеем», — сообщили в компании.

О выходе Фостера из проекта стало известно через два дня после того, как главный архитектор столицы Сергей Кузнецов раскритиковал известного архитектора за то, что тот не уделяет должного внимания реконструкции музея. Кузнецов 14 августа заявил, что Фостер должен защищать свой проект, принимать в нем активное участие, «чего сейчас, к сожалению, не происходит». «Если сэр Фостер по той или иной причине откажется от дальнейшего участия в работе, то, скорее всего, будет проведен конкурс, на котором будет выбрана другая команда, возможно, западных архитекторов», — приводит слова Кузнецова ИТАР-ТАСС.

Творческий тандем Нормана Фостера и Сергея Ткаченко из «Моспроекта-5» выиграл конкурс на реновацию ГМИИ еще в 2009 году. На разработку проектной документации отводилось 1,5 года. Как ожидается, работы будут завершены до 2018 года. Планируется, что здания на Волхонке, принадлежащие ГМИИ, объединят, создав единый музейный квартал.

http://www.forbes.ru/news/243565-norman-foster-vyshel-iz-proekta-rekonstruktsii-pushkinskogo-muzeya

Advertisements
 

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: