RSS

Новый директор Литературного музея Дмитрий Бак уверен: Музей должен сохранять не прошлое, а то, что еще живет

03 Авг

Эльдорадо на Петровке

Анастасия Скорондаева 01.08.2013

Сегодня найти в столице Государственный литературный музей и сложно, и легко одновременно. Штаб-квартира по адресу Петровка, 28 — казалось бы, что может быть проще? Но длинная стена Высоко-Петровского монастыря непрерывно тянется вдоль улицы — и уже сомнения: а есть ли тут музей или куда переехал. И лишь только очень внимательный заметит скромную дверь с табличкой «Государственный литературный музей». Поднимаюсь по узкой лестнице под звон колоколов. В растерянности пытаюсь понять, где же здесь кабинет директора. «Вы не Дмитрия Бака ищите?» — раздается женский голос. Смотрительница указывает на дверь без опознавательных знаков, похожую на вход в келью. Там, в старинных музейных интерьерах, разбавленных предметами современности вроде телефона и компьютера, я нахожу директора музея. Мы говорим о старых традициях и новых алгоритмах и о том, как сделать музей популярным.

Сейчас в моде антикризисные менеджеры. Вы себя ощущаете одним из них?

Дмитрий Бак: Антикризисного менеджера направляют в организацию, которая находится в упадке. А в Литературном музее кризиса нет, поскольку он пока и не начинал жить в новых условиях, которые наступили в конце 90-х годов. Это для дела вроде бы даже неплохо: старые традиции живы, ничего из фондов не утрачено, в коллективе много профессиональных и, главное, самоотверженных людей. Но, с другой стороны, в российской и мировой практике появились абсолютно новые культурные алгоритмы — информационные, управленческие, финансовые, — которые в Гослитмузее так и не заработали. Сегодня существует огромная диспропорция между потенциалом, имеющемся в Литиратурном музее и тем реальным весом, который он сегодня имеет в культуре. Мне не кризис предстоит ликвидировать, а впервые запускать механизмы, которые помогут сократить разрыв между хранимыми сокровищами, возможностями музея, с одной стороны, и выходом к зрителю — с другой.

Французский поэт и государственный деятель Альфонс де Ламартин говорил: «Музеи — это кладбища искусства». Что предстоит изменить в музее, чтобы его богатство не покоилось на полках, а предстало перед посетителями?

Дмитрий Бак: Ключевая, жгучая проблема — недостаток территорий. В будущем году музею исполнится восемьдесят лет, и, представьте себе, последние сорок два года у него нет центрального здания! Сегодня экспонируется менее полутора процентов музейных предметов, находящихся в фондах ГЛМ — на мой взгляд, это совершенно неприемлемая ситуация!

Вопрос о переезде музея уже поднимался на государственном уровне. И разговор шел о здании Московского окружного военного суда на Арбате…

Дмитрий Бак: Да, есть поручение президента о возможной передаче Литературному музею здания по адресу Арбат, 37. Это усадьба Гагариной (в девичестве знаменитой актрисы Колосовой), в которой бывали многие литераторы и мыслители пушкинской эпохи. Трудности передачи музею этого здания понятны — ведь и для министерства обороны необходимо найти средства, чтобы достойно разместить свои судебные структуры.

Зачем музею такое огромное помещение?

Дмитрий Бак: И вовсе не огромное! Принято считать, что музей работает эффективно, если он выставляет не менее 10-15 процентов своих фондов. Несложный арифметический подсчет — и станет понятно, что для полной реализации своего потенциала Гослитмузею и десяти тысяч квадратных метров будет недостаточно, а здание на Арбате — занимает две с половиной тысячи… В стране десятки прекрасных и знаменитых литературных музеев, но ГЛМ среди них не только самый большой, но и самый универсальный. Не в обиду нашим коллегам — нельзя не понимать, что ни один из российских литмузеев, кроме нашего, не способен представить сквозную и полную экспозицию по истории русской книжной культуры и литературы на протяжении более чем полутысячелетия. ГЛМ — такой же флагманский литературный музей, как Эрмитаж, ГМИИ или Третьяковка. Передача здания на Арбате была бы стратегической победой всей русской культуры. Это ведь культурная зона Москвы: поблизости музеи и мемориальные дома Пушкина, Андрея Белого, Цветаевой, Булгакова, Герцена, Аксакова (последние два входят в состав ГЛМ). Это просто Эльдорадо для туристов, золотое кольцо литературных музеев!

Пока решение о здании повисло в воздухе. Как жить сейчас?

Дмитрий Бак: Нельзя сказать, чтобы решение повисло в воздухе, реализацией поручения президента сейчас занимается Территориальное управление Росимущества по Москве. И крайне важно вести эту работу активно, не сводить проблему только к квадратным метрам, а понимать, что решается задача государственной важности. Сколько мы говорим о необходимости продвижения в международное культурное пространство ценностей и достижений русской культуры. А что возникает в сознании человека из любой страны при упоминании о нашей культуре — конечно, имена Достоевского, Чехова, Пастернака! Я уже говорил, что в будущем году нашему музею исполнится 80 лет — вот повод наконец добиться толку в деле, некогда зависшем почти на полвека, — после того, как в начале семидесятых было снесено здание ГЛМ на нынешней Якиманке. Вот с каких пор главный литературный музей страны не имеет центрального здания — это что-то на грани нонсенса и преступления…

Когда мы пришли в гости в РГАЛИ, то были удивлены, обнаружив там картины Владимира Татлина, предметы интерьера. А что необычного хранится у вас?

Дмитрий Бак: Много-много всего! Например, уникальное книжное собрание, включающее как инкунабулы, так и издания XIX-XX веков, многие с автографами и дарственными надписями. Богатейшее собрание рукописей, бесценная коллекция аудиозаписей, о ней можно было бы дать отдельное интервью. Здесь хранятся сотни восковых валиков начала прошлого столетия, из них более двух третей вообще не расшифрованы — не хватает технологических мощностей. А уже оцифрованные хранят голоса Льва Толстого, эксклюзивные записи поэтов Серебряного века: Хлебникова, Георгия Иванова, Ходасевича, представляете, какое богатство? Одним словом, Гослитмузей — это не только собрание рукописей, архивов, но и коллекции фотографий, негативов, живописи, графики, мебели, бронзы…

Есть ли примеры успешных литературных музеев за рубежом, на которые можно ориентироваться?

Дмитрий Бак: Конечно! Есть, например, известный немецкий музей в Марбахе, это одновременно и научное учреждение, Архив Шиллера. Это очень близко специфике Гослитмузея, который его основатель Владимир Бонч-Бруевич задумал как учреждение универсальное: не только музей, но и архив, и научный институт, и гуманитарное издательство.

На ваш взгляд, нуждается ли литература сегодня в популяризации, пропаганде?

Дмитрий Бак: Конечно, нуждается! Надо ведь объяснить обычному человеку, непрофессионалу, почему ему необходимо читать хорошие книги. Здесь не обойтись штампами, банальными ссылками на моральные функции литературы. Читать должно быть интересно, причем это не означает — легко! Как раз самые низкопробные литературные проекты напрямую апеллируют к легкости, к удовольствию. Удовольствие от содержательной интеллектуальной работы гораздо полнее, ценнее — только надо уметь о нем правильно рассказать. В XIX веке лекции Грановского, историка, профессора Императорского Московского университета и выдающегося популяризатора, стали одним из первых примеров моды на «умные удовольствия».

Несколько лет назад по Москве были развешаны плакаты со звездами с лозунгами «Читай книги — будь Личностью». Они сопровождались фразочками, например: «Илья Лагутенко проглотил «Собачье сердце» в 14 лет». Какой-нибудь столь же броский проект вы готовы предложить?

Дмитрий Бак: Необходимо приложить немало усилий, чтобы читать стало модно, «круто». Для этого нужны люди, способные говорить с детьми и молодежью на их языке. Впрочем, чем младше человек, тем ему проще объяснить, что то или это ему совершенно необходимо. У нас в музее вот-вот откроется отдел музейной педагогики, там будет много интересного, например, литературные игровые программы для планшетов.

Давайте пофантазируем, каким может быть Литературный музей современных писателей? Ручек нет. Одни компьютеры. Личные вещи, к примеру, очки Пелевина… Современная литература и музей — вещи совместимые?

Дмитрий Бак: Как раз приблизиться к пониманию классики можно через современную литературу. Музей должен здесь работать вроде бы вопреки собственной природе, то есть музеефицировать то, что еще живет, а не прошлое. Невозможно ведь больше сдавать в музей рукописи, черновики, письма: за последние лет десять все это просто исчезло. Что же останется от новейших писателей? Например, аудиозаписи, фиксации вечеров, может быть, какие-то компьютерные материалы. Все это нужно собирать. И это одно из магистральных направлений нашей деятельности.

Могут ли книжные презентации, лекции, объявления «длинных» и «коротких» списков премий переехать на вашу площадку? Это как раз отражало бы современную книжную жизнь…

Дмитрий Бак: Конечно, нам хочется, чтобы музей был площадкой, где общаются специалисты и участники литературного процесса, идут профессиональные дискуссии, встречаются издатели, редакторы, критики, литературные агенты. Вот, например, презентация длинного списка претендентов на литературную премию «Большая книга» состоялась в музее Алексея Толстого, входящем в состав ГЛМ.

Министерство культуры несколько недель назад решило проводить ревизию писательских архивов в Переделкине в связи с участившимися там пожарами и утратой архива Анатолия Рыбакова. Не перейдут ли те архивы в Литературный музей?

Дмитрий Бак: Действительно, ситуация в Переделкине очень непростая. Создана комиссия, будем совместными силами решать, как поступить в каждом конкретном случае. Важно внимательно рассмотреть творческие проблемы во взаимосвязи с имущественными, которые за последние годы тоже обострились до предела. Я надеюсь, что здравый смысл здесь возобладает и мы сумеем избежать возможных негативных последствий.

Справка «РГ»

Дмитрий Петрович Бак — российский филолог, литературный критик, журналист, переводчик. Родился в семье военного врача. Кандидат филологических наук, профессор Российского гуманитарного университета и кафедры искусствоведения Школы-студии при МХАТ им. А. П. Чехова, преподает историю русской литературы на факультете актерского мастерства. Автор проекта встреч студентов Школы-студии с поэтами и прозаиками «Современная русская литература: лица и голоса». В феврале 2013 года назначен директором Государственного литературного музея.

http://www.rg.ru/2013/08/01/musei.html

Реклама
 

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: