RSS

Игнорирование нацвопроса может уничтожить российскую государственность

28 Июн

Эти страшные «национальные квартиры»

26 июня 2013

Национальная политика, тем более в России, очень легко может превращаться из инструмента решения проблем в источник проблем, в национальный огнемет. Для этого власти достаточно всего лишь ничего не делать. То есть снять с себя все обязанности и ответственность за состояние национального вопроса и сделать его «личным делом каждого» как в ЖКХ, где спасение утопающих давно уже дело самих утопляемых. И где сегодня каждый, чтобы защитить себя, должен быть и бухгалтером, и ревизором, и юристом, и «ворошиловским стрелком». Отличие: в национальном вопросе всё может приобрести совсем другие масштабы. Потому что решать «личные проблемы» придется уже не отдельным гражданам, а народам.

К чему это приводит, мы могли увидеть при распаде СССР. До сих пор нас пытаются убедить, что он распался потому, что в нем были национальные республики. Да нет: он распался потому, что после десятков лет достаточно грамотного в тех конкретных условиях управления жизнью страны, в т.ч. национальной жизнью, и вся страна, и республики, и народы, и граждане были вдруг брошены импотентной центральной властью на произвол судьбы. А где бессилие сверху, там поднимаются силы снизу. И в первую очередь по захвату власти как инструмента для передела собственности. И для устранения контроля сверху (вспомним «парад суверенитетов»!), чтобы установить уже свой контроль над всем, что снизу. И этот процесс шел везде, а не только в «национальных квартирах»: идея «Уральской республики» или претензии на воздушное пространство над конкретной деревней родились совсем не на национальной почве. И национально-территориальные образования в этом всеобщем хватательном процессе были только площадками проявления его национальных особенностей. Что, три Герострата в Беловежской пуще по воле своих народов развалили страну, чтобы стать президентами «независимых государств»?..

Тем не менее сегодня, в попытках доказать, что причина развала СССР – именно «национальные квартиры», стараются многое забыть. Хотя бы что страна после февраля и октября 1917-го вряд ли могла сохраниться без максимального учета национальных интересов ее народов, без развития их экономики, культуры, образования, без должного обеспечения их представительства во власти.

Избранная политика, находя отклик у народов, вела к их сближению, и тем самым к развитию процесса прорастания интересов личности и народов за пределы их национальной жизни – в труде, культуре, искусстве, в соревновательном сотрудничестве и взаимопомощи. И укрепляла уверенность, что этот путь гарантирован навсегда. Что практически исключало основания для национальных конфликтов. И позволяло не только говорить о том, что выражается двумя так давно уже не произносимыми простыми словами: дружба народов, — но и гордиться этой дружбой народов как одним из высших, на уровне космонавтики, достижений страны. Гордиться, что граждане, народы, сохраняя свою национальную самобытность, через нее же активно вовлекаются в жизнь страны, приобретая все больше общего, и становятся не только физически, но и духовно, интеллектуально, частью действительно новой общности, не имеющей аналогов в мире, — общности «советский народ».

Этот всё возраставший в каждом человеке и народе общий потенциал все больше сглаживал индивидуальные и национальные различия: ведь все владели государственным языком; все знали не только классиков и современных русских писателей, но и Шота Руставели, Тараса Шевченко, Абая, Чингиза Айтматова, Расула Гамзатова, Василя Быкова; все знали, кто такие Людмила Зыкина, Георг Отс, Муслим Магомаев, Нани Брегвадзе или Кола Бельды. И всё это распахивало перед каждым еще более широкий мир, чем пусть и очень дорогой и незаменимый мир национальный, И каждый уже сам стремился открыть для себя его страницы, полнее реализовать в нем себя, свои способности. И в людях, без подавления национального, а через развитие личности, общего часто было уже больше, чем национального. Что и позволяло говорить о «новой общности».

Сегодня это звучит, хотя бы в применении к национальной сфере, уже почти как сказка. Но ведь это было! Несмотря на все трудности, проблемы, неизбежные в любом процессе становления и развития, да еще так окрашенном «классовой борьбой», не очень терпимой идеологией, и еще менее терпимой тоталитарностью. Сегодня тоже хотят новой общности, но, в отличие от прежней, не через развитие национального, а через скорейшую ликвидацию национального, потому что на полном серьезе считают, что родной язык, национальная культура, обычаи, традиции, а тем более «национальные квартиры» — только разделяют и мешают скорейшему приходу «общегражданской идентичности». А значит, требуются соответствующие меры…

«Национальные квартиры» в этом списке вызывают особое неприятие. Против них (как правило, чужих) восстают обычно те, кому или вообще наплевать на всё национальное (включая знаменитое гамзатовское «и если завтра мой язык исчезнет,/ то я готов сегодня умереть»); или кто хочет за счет ликвидации чужих квартир увеличить собственные; или кому не очень грозит утрата своей нацжилплощади. Это как с ассимиляцией: никто не хочет сам ассимилироваться, но многие хотели бы ассимилировать других. Как и кому мешают «национальные квартиры», можно видеть и на международном уровне, и в бывших союзных республиках СССР, и даже в автономиях в России.

Но что такое «национальная квартира»? Ведь национально-территориальное образование — это для народа фактически отчий дом, его в течение веков возводили предки, в нем народ вырос, возмужал, вобрав в себя опыт и мудрость поколений. И он неотделим от родной земли, пропитанной потом, кровью и историей народа, со священными могилами предков. И в мире нет ничего дороже, потому что без этого своего дома народ перестает быть народом. И за него готовы отдать свою жизнь, и отдавали — защищая его как самую дорогую частичку своей великой родины, и тем самым саму общую Родину.

И эти дома народов надо сегодня ликвидировать? Кто-нибудь может внятно сказать, зачем? Чтобы еще раз запустить «суверенизацию» и национальный огнемет? Ведь ликвидация «национальных квартир» не решит ни одной национальной проблемы, а только создаст новые: если в своем доме народ еще может решать чисто свои вопросы сам, то в коммуналке это не будет под силу никому даже на индивидуальном уровне, а виновными в этом будут восприниматься все вокруг и все «там, наверху».

На примере рынка мы уже вроде поняли, что сам он себя сделать человеколюбивым не может. Более того, ему постоянно нужна узда из интересов государства и общества. Так и жизнь не может сама решать национальные проблемы – без ясной и поддерживаемой народами, государством цели, без ясной и поддерживаемой народами национальной политики, без компетентных и ответственных кадров в этой политике.

Умная национальная политика ведет к возвышающей, а значит, желаемой и безболезненной интеграции личности, народа: ведь выход за рамки национальной жизни не уменьшает в них национальную идентичность, а обогащает ее, уменьшая лишь мононациональность. (Для личности такое развитие благо, для народа же, особенно малого, – это, к сожалению, может быть и путь к растворению).

То есть чтобы прийти к единству народов, совсем не требуется насилия. Наоборот: путь к единству тем короче (и бесконфликтнее), чем больше национальная политика будет ориентирована на удовлетворение национальных запросов каждой личности — через максимальную поддержку национальных культур, языков, обычаев и традиций, а не через их ущемление и подавление. Потому что именно через родное, национальное успешнее всего происходят развитие личности и ее интеграция в жизнь своего и другого народа, в жизнь всей страны.

Парадокс, но в стране, где 80 процентов населения русские, снова и снова, и очень остро, возникает «русский вопрос». Казалось бы, Россия не Прибалтика, где русские получили статус «неграждан», и не Украина, где даже Гоголя переводят на украинский, чтобы зачислить в свои классики, и не Средняя Азия, где быть представителем нетитульной нации не очень-то комфортно. Но если «русский вопрос» возникает, значит, для этого есть основания. И как в любом деле, лучше разобраться в них, чем стараться не видеть. Здесь же хотелось бы отметить лишь один аспект «русского вопроса».

Очевидно, что приращение русскости в России будет в значительной степени происходить другими народами (не обязательно численностью, хотя и это вряд ли стоит исключать). Как в советское время, когда был создан мощнейший потенциал русскости в союзных и автономных республиках, в каждом народе. Потенциал, который сегодня всё больше сжимается, как шагреневая кожа, и который – в стратегических интересах всех – требует уже неотложной помощи: ведь полная его утрата дорого обойдется всем. И происходить приращение русскости будет не через разрушение национальных домов (что только оттолкнуло бы народы России и других стран СНГ), и не через скорейшее привитие «общегражданской идентичности» (которую пока по наполнению термина трудно отличить от банальной ассимиляции), а именно всё большей естественной интеграцией народов в жизнь страны через поддержку их национальной идентичности.

Когда речь заходит о нежелательности «национальных квартир» (и о желательности скорейшего торжества «общегражданской идентичности» без всякой примеси идентичности национальной), всегда возникает образ России с ее огромной территорией, с такими разными климатическими зонами, с вроде самой большой в мире площадью лесов. Это и бесконечная тайга, и сосновые боры, и дубовые, березовые рощи, и сибирские кедры, и липы, плакучие ивы, цветущие каштаны, кипарисы, тополя. И сады, сады…

Трудно себе представить, чтобы кто-то захотел всё это зеленое чудо ликвидировать. И чтобы все деревья были только одной породы, например, тополя. И чтобы в стране был слышен только один шелест листьев — тополиных. И чтобы все забыли, где впервые увидели солнечный свет, соки какой земли текут в них, и зачем они вообще в этом мире. И чтобы всегда были готовы к пересадке туда, куда им укажут. И к их переработке в товар, на который на данный момент спрос.

Представить себе такое трудно. Однако не этого ли как раз хотят противники «национальных квартир»? Почему им так мешает, что в стране еще есть разнообразие народов, людей, языков и культур, привязанность к родной земле? Почему всё это надо «ликвидировать»? Это нужно рынку? Как и то, чтобы каждый понимал только язык работодателей, которые ради выгоды готовы и Парнас засадить картошкой?

8 ноября 2012 «Независимая газета» писала, что делегаты IV съезда ногайцев России обратились к президенту В. Путину с просьбой создать территориальное образование ногайцев в составе РФ в пределах границ их сегодняшнего проживания на территории Ставропольского края, Чечни и Дагестана.

14 июня 2013 издание Moldnews сообщило, что Ассоциация «Моя Молдова» написала В. Путину письмо с просьбой предоставить автономию молдавским гражданам, желающим работать и жить в России: «Пусть дадут молдаванам заброшенное село в бедной глубинке, и они увидят, как этот край расцветет».

Из двух этих кратких сообщений видно, что люди, во-первых, хотят жить достойно, и во-вторых, иметь для этого свою «национальную квартиру». То есть любой народ, как любая нормальная семья со своим укладом, обычаями, традициями, нуждается для нормальной жизни в собственной квартире, а не в прелестях коммуналки.

Миллионы мигрантов – легальных и нелегальных – едут в Россию не от хорошей жизни: они в родном доме, обретшем новую «управляющую компанию», утратили право и возможность жить достойно и выталкиваются в чужие края на поиски куска хлеба для себя и своих семей. И проблема мигрантов не национальная проблема, а экономическая – и для них, и для их страны, и для России: не было бы в этой проблеме движущей силы экономики, а точнее – чьей-то выгоды, не было бы и ее самой. Но она есть, и еще долго будет, по многим причинам. И если этих людей оставлять по-прежнему только в монопольно-потребительской власти «работодателей», то наивно ожидать уменьшения «негативных явлений», связанных с мигрантами.

Но почему бы к этим нашим бывшим согражданам не отнестись и как к нашим будущим согражданам в опять общей с ними (во что верю!) великой стране? А потому не распространить и на них ту государственную национальную политику, которую мы должны бы проводить по отношению к собственным народам и гражданам? И не требовать от них скорейшего превращения в безгласных и бесправных исполнителей, а создать им, на законном основании, как нашим будущим согражданам, нормальные условия для жизни, работы, поддержания родного языка и национальной культуры? Для повышения своего образовательного уровня и развития каждого как личности? То есть для возвышающей интеграции? И тем самым — для более качественного в конечном итоге приращения в стране потенциала русскости и подлинной общегражданской идентичности? Кому от этого будет хуже? И не ускорится ли тогда хоть немного так буксующее пополнение ЕврАзЭс странами исхода мигрантов?

Чтобы еще понятней было, о чем у нас речь, — несколько слов о российских немцах, к которым отношусь.  Многие знают, через что прошел мой народ. В 1941 его превентивно, в атмосфере начальных военных неудач, обвинили в укрывательстве «тысяч и десятков тысяч шпионов и диверсантов», выселили в Сибирь и Казахстан, направили на работы за колючую проволоку на все годы войны, АССР немцев Поволжья разделили между соседними областями. В 1957 репрессированным народам вернули их автономии, российским немцам нет: их не захотели отпустить регионы, где они хорошо работали. (Вывод: работать хорошо – для национального вопроса вредно!). Не восстановили их республику и позже, когда рассматривали в очередной раз вопрос в 1965, 1979; причина та же. А в 1991 был принят Закон «О реабилитации репрессированных народов». Однако в начале 1992 г. Б.Ельцин поехал в Саратов, там, на организованном для него «протестном митинге местного населения» он, предварительно разогретый, заявил, что «никакой автономии не бу-дет!». И предложил российским немцам селиться на военном полигоне Капустин Яр: «И пусть эту землю, которая снарядами начинена, пусть они ее, значит, обрабатывают. И Германия поможет»…

На 1982 год у российских немцев издавалось на 1 человека газет в 13 раз меньше, чем у киргизов, в 30 раз чем у латышей, в 41 раз чем у эстонцев; журналов соответственно в 330, 1330 и 900 раз; художественной литературы в 100, 160 и 320 раз. После 1941 у народа не было (и нет до сих пор) ни одной национальной школы, ни одного вуза; на 1991 год уровень высшего образования у них был в 3 раза ниже, чем у русских, и в 4 чем у узбеков (до войны они были на одном из первых мест). Уже больше 70 лет народ не имеет возможности проживать вместе, распылен по всей стране, лишен экономической базы для решения своими силами элементарных вопросов. У него нет ни одного издательства, ни одной национальной газеты или журнала, ни одного культурного учреждения, театра, музея. Он полностью выключен из государственной и общественной жизни страны, ни на одном уровне власти у него нет ни одного своего представителя.

Итог такой «национальной политики»: почти 2,5 млн человек вынуждены были покинуть страну – «чтобы хотя бы дети остались немцами». Потери от выезда – около 100 млрд долл. (Напрашивается реклама: «Саратовская водка – лучшее оружие в мире! 1 стакан – и ущерб 100 млрд зеленых!»). А положение оставшихся в СНГ 1-1,5 млн человек только ухудшилось…

В этой ситуации мне ли воспринимать прошлое как сказку? Но сказка не перестает быть сказкой оттого, что она не про нас. И именно на примере российских немцев видно, что получается, если лишить народ его «национальной квартиры».

Давайте же учтем и этот опыт – в интересах России. Чтобы судьба ее немцев (отмечающих, кстати, в следующем году 250-летие своего приглашения в Россию) не повторилась так неюбилейно для других ее народов. И чтобы ревнители национальных коммуналок оставили в покое отчие дома этих народов: не они их давали, не им и отбирать.

Гуго Вормсбехер 
Советский и российский писатель

http://nazaccent.ru/content/8229-eti-strashnye-nacionalnye-kvartiry.html

Реклама
 

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: