RSS

Каким будет прошлое

18 Июн

На прошлой неделе активно, а порой и ожесточенно обсуждался проект создания единого школьного учебника по истории. Каким он будет, пока неясно. Каким мог бы быть, можно пофантазировать

Журнал «Огонёк», №23 (5283), 17.06.2013 Дмитрий Губин

Если бы я снова стал 17-летним юношей, обдумывающим житье, то пошел бы на истфак, а не на журфак.

По простой причине: история для меня — это инструмент (в том же смысле, в каком инструментом является, например, математика). А журналистика — это ремесло, которому очень не хватает этого инструмента. И журналисты еще в преимущественном положении!

Сегодняшний средний русский с точки зрения понимания истории собственной страны — совершенный школяр, которого пичкали датами либо (в лучшем случае) биографиями героев. 1240 год — Невская битва и князь Александр. 1380 — Куликовская битва и князь Дмитрий плюс благословивший его Сергий Радонежский…

Этот подход многим кажется единственно возможным. Однако проблем у этого подхода две. Первая — легкость дегероизации. Вторая — скука дат и цифр. В самом деле, попробуйте-ка (вот мини-тест) без подсказки ответить: сколько императоров сменилось в России с 1725 по 1741 год, то есть с Петра Великого по Елизавету Петровну? Правильный ответ: 6. Обычно забывают умершего от оспы подростка Петра II плюс Ивана Антоновича, малюткой свергнутого с престола… А вот тест на расширенные знания: насколько велика была Невская битва и с кем Александр Невский в ней бился? Правильный ответ: это была небольшая приграничная стычка, в ней погибло 20 русских воинов. У шведов о ней упоминаний вообще нет. А противостоял князю Александру воевода Спиридон — читайте новгородскую летопись старшего извода.

Но самое главное: эта история цифр и подчищенных биографий имеет мало отношения к науке, потому что любая наука в ее сегодняшнем понимании — это история идей и смены теорий и парадигм, а иногда и параллельного их существования (например, квантовой и волновой теории света). А еще наука в инструментальной части позволяет менять значения переменных, задаваясь вопросом, как выглядела бы Вселенная при, скажем, ином значении «пи»? А у нас учебники истории строятся на постулате, что «история не имеет сослагательного наклонения».

Школярская, зубрежная история действительно не имеет. Но история как увлекательная наука вполне может иметь. Скажем, у Александра Невского был брат Андрей. Если Александр был финансовым агентом Орды (это он обложил данью Новгород и Псков, а недовольным новгородцам «вынимал глаза»), то князь Андрей был агентом шведским. Он даже получил в Швеции политическое убежище, сказав: «Лучше бежать в чужую землю, чем дружиться с татарами и служить им!» А ну-ка представим, что было бы, когда бы западничество Андрея победило ордынство Александра? И Русь подверглась латинизации, то есть из православия перешла в католицизм? Или, еще глубже: а что, если бы на исторической развилке в конце Х века Россия выбрала ислам?

Забавно, что в точных или естественных науках такой ход изучения — нелинейный, вариативный, гипотетический — вполне допустим. Эти науки кажутся уделом чудиков, далеких от текущей политики.

А школьная история всегда в политику будет лезть. Хотя бы потому, что последние пять веков у нас история ходит по кругу и камушек в Кремль Ивана Грозного исправно попадает в Кремль любой другой эпохи. А еще у нас в образование все больше вторгается РПЦ, а у нее в святых не только Донской и Невский, но даже адмирал Ушаков. Как можно писать критически о святых?!

Поэтому в школьном учебнике нет и не будет ни слова про то, что Дмитрий Донской был отлучен от церкви и проклят тогдашним митрополитом Киприаном. А Куликовская битва школьным учебником не будет (даже альтернативно) рассматриваться как периферийный отголосок ордынской битвы за власть, где князь Дмитрий Иванович выступал союзником Тохтамыша против Мамая.

Между тем идеальный школьный учебник, с моей точки зрения, должен приводить различные концепции. В том числе ту, которая утверждает, что героизация — это инструмент укрепления самодержавной власти сначала князей, а затем царей, генсеков и дальше. Потому что российское устройство в основах неизменно с XVI века и является, если прибегать к нейтральным терминам, патримониальной (вотчинной) автократией. И совершенно понятно, почему во время переписи в графе «профессия» Николай II честно написал: «Хозяин земли русской».

Хозяину земли русской требуется история застывшая, которая не задает вопросы, но раздает ответы. А возражение, что такая история может воспитывать лишь подхалима и раба, оно разумно лишь на взгляд возражающего. Автократиям нужны не созидатели, а слуги, гордые положением слуги: например, слуги государева или Отечества. Автократии не относятся к созидающим цивилизациям, успешно занимая нишу цивилизаций копирующих либо имитирующих. То есть школьный учебник, о котором мечтаю я, где есть место альтернативам и парадигмам, такой системе чужд. Хотя, согласитесь, нельзя не признать: история как история парадигм выводит из тупика вопрос «Положительным или отрицательным был тот или иной персонаж?». Нам ведь смешно зачисление в «положительные» или «отрицательные» позитрона или электрона — это просто частицы, определяющие свойства материала.

Застывшая история дат и героев соответствует инфантильному, мифологическому, детскому типу сознания. В младшей школе такой учебник, карамзинского типа, с картинками старины, с преданиями и легендами, вполне уместен. Как ныне сбирается вещий Олег. Полк Игорев. Ледовое побоище. Два Ивана. Убиенный Димитрий. Смутное время. Петр. Екатерина. Декабристы. Три Александра, два Николая. Как-то так — пунктиром и ярко.

Но в возрасте 14-16 лет, когда подросток проверяет на прочность авторитет взрослого мира, это перестает работать. И любознательный школьник изводит учителя вопросами о том, началась ли Русская земля от Ладоги (как утверждал историк Соловьев) или от Киева (на чем настаивал Ключевский, кстати, в своих знаменитых 86 лекциях отказавшийся от хронологического метода в пользу парадигматического)? Или, что уж совсем должно вгонять учителя в ступор: верна ли парадигма Пайпса, что Русь возникла как частное предприятие викингов по переброске товара «из варяг в греки»?

Идеальный школьный учебник для меня — это учебник, который смотрит на историю как на поток идей, в котором многое непонятно и гипотетично. Он воспитывает свободных людей. Свободные люди были не нужны в рабской стране, а сегодня?

Сегодня для любознательного старшеклассника остается нехитрый выход. Имена и даты из учебника запоминать (это пригодится и при сдаче ЕГЭ, и вообще пригодится), а параллельно читать доступную историческую литературу — от знатока русского средневековья Александра Зимина до знатока сталинской эпохи Саймона Себаг-Монтефиоре. И положить под подушку здоровенный том анисимовской «Истории России от Рюрика до Путина», другой такой обобщающей книги сегодня попросту нет.

Пока никто из российских журналистов не повторил подвиг американца Джеймса У. Лоуэна — не написал книгу «То, что мне наврал мой учитель: вся неправда из учебника истории». Но, слава богу, ридеры дешевеют, а торренты качаются бесплатно. А там, глядишь, и Акунин-Чхартишвили напишет обещанный им труд по истории страны, сопоставимый по объему с карамзинским…

http://www.kommersant.ru/doc/2208998

Реклама
 

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: