RSS

Жилищно-коммунальный хозяйственник

02 Июн

Газета «Коммерсантъ», №93 (5124), 01.06.2013

Президенту Путину пришлось решительно взять управление ЖКХ на себя

Вчера президент России Владимир Путин провел заседание Госсовета, посвященное проблемам в жилищно-коммунальном хозяйстве (ЖКХ) страны. Он впервые потребовал резко ограничить рост тарифов на услуги ЖКХ государственным регулированием, а деятельность Совета федерации мимоходом определил как «кочевряжкой у печки ковырять». С подробностями из Георгиевского зала Кремля — специальный корреспондент «Ъ» АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ.

Перед началом заседания я поинтересовался у губернатора Кировской области Никиты Белых, к какому повороту событий на Госсовете он готов.

Дело в том, что для этого Госсовета были разные версии насчет того, как он пройдет, в том числе революционные: я слышал, например, что основной докладчик предложит радикально изменить систему финансирования ЖКХ и установить персональную ответственность губернаторов за тарифы в этой области.

— Я в последнее время в таком тонусе, что готов ко всему! — объяснился губернатор Никита Белых, у которого в области (Кировской), как известно, в разгаре драматичнейший суд по делу Алексея Навального.

— Мы уже год занимаемся тарифами этими… Управляющими компаниями!..— вздохнул глава Чечни Рамзан Кадыров.— Делаем все! Надеемся, что нас не будут ругать.

— А во сколько обходится содержание однокомнатной квартиры в Грозном? — спросил кто-то из журналистов Рамзана Кадырова.

Глава Чечни некоторое время думал над этим вопросом, а потом вдруг просветлел лицом.

— А черт его знает, во сколько оно обходится! — воскликнул Рамзан Кадыров.

Потом он еще на несколько секунд задумался, поняв, видимо, что ответ получился нечетким:

— Не знаю! Ведь у меня двухкомнатная!

И он, не удержавшись, сам с удовольствием расхохотался.

Министра экономического развития Андрея Белоусова спрашивали в основном не про ЖКХ.

— Я не знаю, почему уехал Сергей (Гуриев.— А.К.),— пожимал он плечами.— Пусть будет на его совести. Не одобряю! У него были широчайшие возможности решить этот вопрос без отъезда. Да, в свое время Ходорковский так засеял поляну, что сложно было найти центр, который не был бы с ним связан! Но мы с ним не были связаны! — говорил Андрей Белоусов, словно предупреждая следующий вопрос.

Внимательно выслушал он и журналиста, спросившего, верно ли, что его, Андрея Белоусова, могут назначить помощником Владимира Путина.

— Знаете что? — начал господин Белоусов таким заговорщическим голосом, что журналист буквально прильнул к нему.— Идите вы к черту!

У входа в Георгиевский зал лежало не меньше десяти стопок документов, каждая высотой не меньше полуметра.

— Это,— объяснил мне начальник управления по обеспечению деятельности Госсовета Михаил Брюханов,— нормативно-правовые аспекты РФ, которые регулируют ЖКХ. В принципе каждый из них досконально должен знать каждый домоуправ, если не хочет, чтобы к нему пришли. И правительство намерено в ближайшее время принять еще 44 таких акта, чтобы заработали вот эти все. А то они не работают.

— И вы их выложили, чтобы президент, заходя в Георгиевский зал, обратил на них внимание, все понял и содрогнулся,— уточнил я.

— Совершенно верно! — откликнулся Михаил Брюханов.— Надо в конце концов уменьшить их регулирующее воздействие на эту сферу, иначе какой бизнесмен пойдет сюда!

Намерения виделись безукоризненными.

— Владимир Путин и в самом деле начал говорить об изменениях в политике регулирования тарифов в ЖКХ. Государство, по его словам, должно держать под контролем уровень тарифов. Он предложил решить, надо ли регулировать эти тарифы на федеральном уровне.

Возможно, он зря это сделал: открылся ящик Пандоры, то есть начали губернаторы.

Рабочую группу по проведению заседания возглавил губернатор Петербурга Георгий Полтавченко. Он начал с наказа царя Алексея Михайловича «О градском благочинии». Это было справедливо: многие основные фонды, причем прежде всего в Петербурге, видели еще и Петра Алексеевича с его наказами.

Господин Полтавченко предложил ввести предельный индекс совокупного платежа граждан за услуги в сфере ЖКХ, правда не уточнил, кто, по его мнению, должен это сделать: регионы или федеральный центр. Возможно, что чужой головной боли Георгию Полтавченко просто не нужно. Министр регионального развития Игорь Слюняев выступил с почином создать федеральную целевую программу по реконструкции ветхого и аварийного жилья.

— Вы где работаете? — спросил его президент.

— В правительстве РФ! — четко ответил Игорь Слюняев.

— Ваше предложение создать ФЦП — это же позиция правительства? — переспросил господин Путин.— Ведь вы же министр.

— Правительство не определилось пока,— признал Игорь Слюняев.

— То есть вы хотите, говоря это здесь, повлиять на позицию правительства? — президент не то чтобы наслаждался сеансом разоблачения, но и не страдал оттого, что приходится проводить этот сеанс.

— Не кажется ли вам, что вы сначала должны выступить с консолидированным предложением от правительства? — продолжил господин Путин.— Или вы хотите всех граждан, в том числе меня, включить в работу по созданию этих документов?

Нет, Игорь Слюняев хотел чего угодно, но только не этого.

— Предложенный вами подход, Владимир Владимирович, более правильный и рациональный,— констатировал Игорь Слюняев.

Светлана Орлова, бывший сенатор и действующий губернатор Владимирской области, призналась в страшном:

— Одно дело — где-то там что-то обсуждать (в Совете федерации.— А. К.), а другое дело — конкретно работать (во Владимирской области.— А. К.)! Я посмотрела, что происходит, и не поверила! Кругом фирмы-однодневки, взявшие имущество на год! Я на перовом же заседании сказала им, что они бесстыдно воруют!

Признание по поводу содержания работы Совета федерации оказалось, таким образом, выстраданным.

Губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев не считал, что федеральные власти справляются со своими обязанностями, и было понятно, что он не склонен доверять им и в деле установления верхней границы тарифов ЖКХ (слава богу, что хотя бы нижней не существует).

Президент поинтересовался, в самом ли деле Валерий Шанцев считает, что если управляющие компании не справляются со своими обязанностями, то можно позволить ресурсоснабжающим организациям заключать прямые договоры с индивидуальными плательщиками.

Да, Валерий Шанцев так считал. Впрочем, так не считал вице-премьер Дмитрий Козак:

— Ключевая задача — наведение порядка в управляющих компаниях,— сообщил он.— Это не такой однозначный вопрос…

— Я не понял,— перебил его президент,— вы поддерживаете или нет?

Дмитрию Козаку трудно было отвечать: позиция президента по этому поводу была пока вообще неясной.

— Через решение товарищества собственников жилья — да,— подумав, ответил он.

Позже он сказал журналистам, что такой законопроект, вообще, уже готовится.

Тогда господин Путин обратился к министру финансов Антону Силуанову — и с другим вопросом, который инициировал тоже Валерий Шанцев. Речь шла о программе софинансирования переселения из ветхого и аварийного жилья. Накануне было принято решение продлить деятельность Фонда ЖКХ, который финансирует это решение, на неопределенное — по всем признакам — время. В программе софинансирования принимают участие федеральный центр и регионы. Еще недавно соотношение между ними было 20% на 80% (80% денег на это давали регионы). После совещания в Элисте в марте этого года господин Путин предложил согласиться с мольбой регионов изменить это соотношение примерно 50 на 50 ввиду совершенно непосильной для регионов ноши.

Причем на вчерашнем заседании выяснилось, что Минфин не считает, что на продолжение этой работы должны быть выделены дополнительные деньги.

— Минфин,— доложил Игорь Слюняев,— против дополнительного взноса в 58 млрд руб.

— А как без дополнительного взноса продлить? — удивился господин Путин и повернулся к Антону Силуанову.

Тот объяснил, не очень коротко.

— Кроме вас, никто не понял, что вы тут сейчас сказали,— констатировал господин Путин.— Новый порядок софинансирования когда вообще будет утвержден?

В Элисте договорились (см. «Ъ» от 17 апреля), что на это потребуется не больше месяца. Господин Путин требовал сделать это быстрее, желательно за две недели, и с ним никто, как и сейчас, не спорил.

— В весеннюю сессию Госдумы внесем,— кивнул Антон Силуанов.

То есть он хотел сказать, что примерно через год.

Потом он, видимо, понял, что произнес.

— В течение месяца мы на правительстве рассмотрим,— Антон Силуанов решил, видимо, что таким образом поправился.

— В течение месяца? — переспросил господин Путин.

— За две недели можем.

Дмитрий Козак быстрее, чем Антон Силуанов, понял, что происходит, и решил в буквальном смысле опередить событие:

— Владимир Владимирович, нам будет достаточно одной недели!

Теперь Владимир Путин обратил внимание на первого вице-премьера Игоря Шувалова.

— Соответствующая комиссия правительства будет заседать 24 июня,— рассказал тот.— Так что к 15 июля внесем в Госдуму!

— Один говорит «неделя», другой — «две недели», третий — «15 июля»,— подсчитывал господин Путин итоги собеседования.— Так что, к 15 июля? — еще раз спросил тот у Игоря Шувалова.

— К 15 июля,— подтвердил тот.

— А Дума? — переспросил президент.

— Дума работает как раз до 6 июля,— задумчиво ответил Игорь Шувалов.

— И как? — посмотрел на него президент.

— Понимаете, Владимир Владимирович, без определенных средств…

— Кто сказал, что надо выходить на правительство и в Думу без определенных средств?! — господину Путину это было совершенно непонятно.

— Ладно, тогда скажу вот что!.. — разгорячился и Игорь Шувалов.

— Не надо! — остановил его президент.— Не надо говорить, как вам тяжело сбалансировать бюджет! Это и так известно.

Игорь Шувалов нашел все-таки выход. Он пообещал, что Госдума примет соответствующий закон до конца нынешней сессии (очевидно, что у него нет сомнений насчет того, как будет идти это решение в Думе: как надо, так и будет).

— Но о конечном объеме финансирования (битва здесь шла именно за эти 58 млрд руб.— А. К.) скажем вам до 15 июля! — предложил Игорь Шувалов.

— И надо понять к этому времени, на что может претендовать каждый регион,— согласился наконец президент,— в истории с софинансированием. Где-то мы можем помочь на 30-40%, а где-то на 50%.

Валерий Шанцев, стоя все еще у трибуны с микрофоном, не полностью высказался. Он хотел прокомментировать ход дискуссии коллег. Но он скоро пожалел, что обратил на себя внимание президента:

— Не надо путать аварийное жилье с ветхим, как вы пытались,— сказал господин Путин.— Не надо грузить то, что лошадь не вывезет! Надо действовать поэтапно.

— Можно сказать? — поинтересовался Валерий Шанцев.

— Нет,— ответил Владимир Путин! — И я прошу вас никогда больше меня не перебивать.

Валерий Шанцев больше не стал.

А всем остальным господин Путин сообщил:

— Я неслучайно это зацепил! Разговор сразу принял очень конкретное содержание! Действительно, правильно сказала Орлова: одно дело — работать, а другое дело — кочевряжкой у печки ковырять!

Именно так теперь и называется, видимо, деятельность Совета федерации.

Неожиданно к трибуне вышел лидер КПРФ Геннадий Зюганов. В своей речи он неоднократно возвращался к тому, как правильно и верно расставил акценты в своем вступительном слове Владимир Владимирович Путин.

— Вы очень точно отметили: частные инвесторы в этот сектор при нынешнем положении дел рваться не будут! — настаивал Геннадий Зюганов.— Если перейти на карточки по оплате электроэнергии с зафиксированными там скидками (есть такой эксперимент.— А. К.), то люди выйдут на улицы с протестом! Это дестабилизирует обстановку! А мы ею все очень дорожим!

Если бы я не видел сейчас перед собой взволнованное лицо лидера КПРФ, я бы решил, что нахожусь на совещании в управлении внутренней политики администрации президента России.

— Ваши требования во вступительном слове были по существу,— продолжил Геннадий Зюганов,— но они не исполняются!

Вскоре, конечно, выяснилось, что все требования президента по наведению порядка в ЖКХ можно решить, только если национализировать минерально-сырьевую базу страны.

— Каждый час важен! — объяснял Геннадий Зюганов.

Господин Путин отвечал на это, что контрольный пакет акций всей этой минерально-сырьевой базы и так в руках государства, а покупать еще и миноритарные пакеты — это «уводить компании с мирового рынка, понижать их привлекательность…».

— Вы правы насчет сдерживания тарифов монополий,— неожиданно согласился господин Путин с лидером КПРФ.— Это требует самого внимательного рассмотрения, и, честно говоря, мы уже делаем это на правительственном уровне, и в ближайшее время, думаю, будут обнародованы решения по этому поводу.

Геннадий Зюганов удовлетворенно кивнул.

— Я захотел обязательно выступить,— объяснил лидер ЛДПР Владимир Жириновский,— потому что Геннадий Андреевич Зюганов выступил. А так я и просидел бы… Но не повторюсь ни единым словом!

И в самом деле не повторился. Предложил возродить жилищно-строительные кооперативы и рассказал, что сам когда-то был председателем одного из них.

— У меня не было цели украсть, потому что там все было видно! — объяснил он.

Вот если там не все было видно, тогда конечно…

— Но я хотел переехать с низшего этажа на высший и вкалывал 24 часа в сутки, пока не выстроил сложную цепочку обменов! — закончил Владимир Жириновский неожиданным хеппи-эндом.

Напоследок от господина Жириновского поступила рекомендация членам Госсовета:

— Если вы в квартире не живете, то хотя бы включайте свет иногда, а то воры ведь именно в такие окна смотрят!

Господин Путин заключил, что «в сторону сдерживания тарифов двигаться необходимо», и предложил всем готовиться к этому.

Совет Владимира Жириновского выглядел гораздо практичнее.

Андрей Колесников

http://www.kommersant.ru/doc/2203033

Реклама
 

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: