RSS

РЕГИОНЫ

Число регионов-доноров сократилось в России за пять лет на треть

МОСКВА, 12 дек — РИА Новости. Количество регионов-доноров в России уменьшилось за пять лет примерно на треть — с 19 в 2007 году до 11 в 2012 году, сообщает Минрегион.

«Если в 2007 году к числу регионов-доноров относилось 19 субъектов Российской Федерации, то в 2012 году — только 11 (из 83 регионов). При этом разрыв между десятью самыми богатыми и десятью самыми бедными регионами по уровню бюджетной обеспеченности до выравнивания межбюджетными трансфертами сегодня составляет 26 раз», — сообщает министерство.

После распределения межбюджетных трансфертов этот разрыв сокращается до шести раз, говорится в сообщении.

http://ria.ru/economy/20121212/914515592.html

«Когда у территории 70% расходов идет на зарплату, это ненормально»

Евгений Бушмин, председатель комитета Совета Федерации по бюджету, рассказал «МН» о том, почему регионам для увеличения зарплат бюджетникам нужна дополнительная помощь из федерального бюджета.

05 декабря Газета № 421 (421) Ирина Граник

Представитель Совета Федерации ответил на вопросы о бюджете и средствах, используемых в регионах

— По мнению Минфина, регионам с учетом их доходов и помощи из центра должно хватить на повышение зарплат бюджетникам. Почему вы считаете по-другому?

— Минфин «нарисовал» 1 трлн руб. дополнительных доходов регионов в 2013 году. Но это завышенная оценка. Она наверняка уменьшится — мы заставили Минфин сверить расчеты отдельно с каждым регионом. И у большей части регионов Минфину придется снизить свой прогноз. В итоге деньги на повышение заработной платы можно будет получить, только сокращая расходы на другие направления. В частности, могут снизиться инвестиции в строительство школ, больниц, поликлиник, детских садов.

К тому же дефицитные регионы, у которых расходы выше доходов, будут в этих условиях наращивать свой долг. Долгов и так уже 1 трлн 200 млрд руб. Можно и дальше их растить, но как за них рассчитываться, если Минфин сокращает выделение бюджетных кредитов, заставляя всех идти на рынок, где займы дороже. Поэтому мы настаиваем, чтобы Минфин часть недостающих регионам средств нашел в федеральном бюджете.

— Почему вы считаете, что регионы не смогут увеличить свои доходы на 1 трлн руб., как считает Минфин?

— Минфин завышает рост налоговых поступлений. Это подоходный налог, налог на прибыль, на имущество, акцизы. Акцизы на нефтепродукты действительно растут. Но они идут целевым образом в дорожные фонды. А вот налог на прибыль сейчас имеет тенденцию к уменьшению. В прошлом году были приняты поправки в Налоговый кодекс о создании консолидированных групп налогоплательщиков. Мы думали, что за счет этого просто произойдет равномерное перераспределение доходов между регионами. Но нет, поступления падают из-за наличия убыточных предприятий в этих группах. Консолидированная группа платит теперь в регионе, где у нее основные средства и численность работников. Это хорошо. Но, например, в ней 20 компаний, 19 из них прибыльные. Раньше эти 19 платили налоги, а убыточные просто не платили. А теперь из прибыли девятнадцати вычитаются убытки этой одной, и прибыли у группы становятся меньше. То есть раньше если были убытки, то ты просто не платил, а теперь ты уменьшаешь прибыль остальных компаний.

— И что вы собираетесь делать в такой ситуации?

— В мае мы представим поправки к бюджету по увеличению помощи регионам на выплату зарплат. Вообще когда у территории 70% расходов идет на зарплату, это ненормально. Эта доля должна быть не больше 35%, и это уже критический уровень. Поэтому мы хотим, чтобы федеральный бюджет пошел навстречу регионам и помог.

— Одновременно с принятием бюджета были приняты и поправки, пополняющие доходы регионов. Насколько это может улучшить ситуацию?

— Наибольшие дополнительные доходы регионы могли бы получить за счет отмены льготы по налогу на имущество для так называемых линейных объектов — газопроводов, сетей и т.д. Благодаря этому в доходы регионов поступит дополнительно 37 млрд руб. Но при этом, к сожалению, из их доходов уйдет 27 млрд из-за того, что дана льгота бизнесу на движимое имущество. Бизнес доволен. А как нам зарплату бюджетникам платить?

В общем, ничего серьезного за счет перераспределения налогов регионы не получили. Когда на повышение зарплаты надо найти 328 млрд, то 10–15 млрд — это не вариант.

http://www.mn.ru/business_economy/20121205/332067067.html

Подозрительный субъект 

Российские испании и греции к дефолту готовы

Рыба, как говорят, гниет с головы. С экономикой такой фокус не проходит. В то время как успешная Москва, Санкт-Петербург и другие мегаполисы показывают рост, в отечественной глубинке назревает самый что ни на есть кризис. Первым забили тревогу в S&P, далее последовал сигнал и вовсе убедительный: вице-премьер Владислав Сурков возглавил специальную рабочую группу в правительстве по проблеме роста задолженности регионов. «Итоги» проинспектировали экономическую карту России и выяснили, где находятся наши доморощенные испании, греции и прочие португалии.

Достать чернил…

Начнем с невеселой бюджетной цифири. По словам замминистра труда и социальной защиты Любови Ельцовой, всего до 2018 года на повышение зарплат бюджетникам правительство планирует потратить 4,6 триллиона рублей. При этом с 2013 по 2015 год предполагается освоить 1,16 триллиона рублей, из которых лишь 181,6 миллиарда будет взято из федерального бюджета, а оставшиеся 978,8 миллиарда — из консолидированного бюджета субъектов РФ.

Безусловно, часть этой суммы регионы покроют за счет межбюджетных трансфертов и кредитов, которые они ежегодно получают из федеральной казны. Дотации в 2013 году запланированы на уровне 419 миллиардов рублей (в 2014 и 2015 годах эта сумма пока изменяться не будет), а максимальный объем бюджетных кредитов — на уровне 75 миллиардов. В межбюджетные трансферты входят и прямые дотации на повышение денежного довольствия бюджетникам — 60 миллиардов рублей. Так или иначе выходит, что дыра в бюджете регионов в ближайшие три года составит 522 миллиарда рублей (по 174 миллиарда рублей в год).

Впрочем, в Думе «Итогам» дали еще более пессимистичные прогнозы.

«По нашим оценкам, дополнительные расходы регионов, связанные с необходимостью повышения зарплат бюджетникам, составляют 700—800 миллиардов рублей, — говорит первый заместитель председателя Комитета Госдумы по бюджету и налогам Оксана Дмитриева. — В дотациях на выравнивание бюджетной обеспеченности субъектов предусмотрено выделение средств, достаточных лишь для 5-процентного повышения зарплат. Дополнительные же перечисления из федерального бюджета предусмотрены в размере 100 миллиардов рублей. Следовательно, сухой остаток, который придется найти, — 600—700 миллиардов рублей в ближайшие два года. Поэтому, скорее всего, мы увидим лишь формальную отчетность о повышении зарплат, либо расширение платных услуг населению, либо сокращение других расходов, прежде всего инвестиционных, либо рост задолженности по кредитам».

Выходит, что уже в следующем году может возникнуть дыра размером в 174—300 миллиардов рублей, на которую еще наложатся другие проблемы субъектов Федерации — сокращение темпов роста и снижение поступлений от налогов, связанное с надвигающимся кризисом.

Экономика в миниатюре

По данным Минфина на 1 октября 2012 года, регионы должны иностранным и внутренним кредиторам 1,131 триллиона рублей, что соответствует примерно 1,885 процента ВВП страны (если экономика до конца года вырастет до 60 триллионов рублей). Но ситуация везде разная.

Так, в десятку крупнейших заемщиков по объему привлеченных кредитов входят Москва (200 миллиардов рублей долга), Татарстан (85 миллиардов), Московская область (80 миллиардов), Краснодарский край (43 миллиарда), Саратовская, Самарская и Нижегородская области (по 35—36 миллиардов), Белгородская (29 миллиардов), Вологодская (26 миллиардов) и Кемеровская области (24 миллиарда). При этом далеко не у всех есть проблемы с долговой нагрузкой на местную экономику (валовый региональный продукт, ВРП).

По подсчетам «Итогов», хуже всего в этом отношении обстоят дела в Мордовии (16 процентов ВРП), Чукотском АО (9 процентов), в Вологодской (7,8 процента), Рязанской, Костромской и Саратовской областях (7,4—7,5 процента). А регионов, в которых долговая нагрузка выше 6 процентов ВРП, набирается семь — Калужская, Тверская, Астраханская, Пензенская области, а также Татарстан и Северная Осетия.

Безусловно, абсолютные значения могут отличаться, так как последние данные о размерах региональных экономик Росстат дает только за 2010 год (за основу «Итоги» брали рост ВВП страны в 2010—2012 годах в текущих ценах). Однако география останется приблизительно той же.

Более того, по сравнению с настоящей Грецией и Испанией, у которых госдолг в 2012 году по оценке МВФ составит 190 и 70 процентов ВВП соответственно, наши долги (около 12 процентов ВВП) на первый взгляд вообще мизерные. А если взглянуть на Великобританию (84 процента), Ирландию (115 процентов), Германию (82 процента), Францию (89 процентов), США (105 процентов) или, не дай бог, Японию (238 процентов), то и говорить не о чем. Правда, подобные сравнения, как рассказали «Итогам» экономисты, делать не рекомендуется. Большинство европейских долговых гигантов, за исключением разве преддефолтных PIGS, обладают наивысшими рейтингами AAA или близкими к ним, что делает обслуживание долга очень дешевым. России же с ее BBB+ нужно быть скромнее.

«Важен не столько объем долга, который в России действительно небольшой, сколько его структура, — объясняет директор направления «Региональные и муниципальные финансы» рейтингового агентства Standard & Poor’s Борис Копейкин. — Например, во время кризиса 2008—2009 годов для многих регионов и городов Европы, например немецких, как ни странно, доступ на рынок заимствований улучшился, а ставки снизились. В России же, наоборот, рынок был почти закрыт. У нас очень высокая доля именно краткосрочных заимствований, тогда как в мировой практике в большей мере привлекаются долгосрочные ресурсы. Вот и получается, что долг размером 50 процентов от доходов бюджета, но по низкой ставке, на много лет и с гладким графиком погашения приведет к долговой нагрузке, скажем, 3—4 процента от доходов бюджета в год. А более низкий размер долга 20 процентов, но с погашением через год потребует одну пятую регионального бюджета разово — что невозможно осуществить без рефинансирования. Из-за разницы в уровне процентных ставок нагрузка по обслуживанию сопоставимого долга на российские регионы и муниципалитеты также оказывается выше, чем во многих других странах».

Следуя этой логике, дефолт может объявить даже внешне успешный регион, если на его балансе много краткосрочных обязательств с высокой ставкой, взятых, к примеру, у частного сектора, а не у более лояльного государственного. Так что не стоит, наверное, дожидаться греческих показателей в 190 процентов ВВП, чтобы начинать бить тревогу. Дефолт отдельных регионов при плохом управлении может наступить гораздо раньше, как это произошло с Московской областью в 2009—2010 годах.

По оценкам Минфина, в 2011 году таких субъектов было 12 — Вологодская, Иркутская, Костромская, Саратовская и Тверская области, Карачаево-Черкесия, Калмыкия, Мордовия, Ингушетия, Камчатский край, Ненецкий и Чукотский автономные округа.

Оставив детальный аудит регионов за скобками, уже сейчас можно смело сказать, что как минимум в 11 российских регионах есть все признаки кризиса: снижение промышленного производства, чистые убытки предприятий, снижение поступлений налога на прибыль и дефицит бюджета даже с учетом межбюджетных трансфертов. По оценкам информагентства «Финмаркет», основанным на данных Росстата и Федерального казначейства, в их число входят Мурманская, Вологодская и Кемеровская области, Северная Осетия, Ингушетия, Чечня, Дагестан, Республика Тыва, Забайкальский край, Еврейская автономная область и Чукотский автономный округ.

Еще в 20 регионах зафиксированы как минимум два из четырех признаков кризиса. В основном это Север, Поволжье, нефтедобывающие регионы Сибири и небольшая часть Центрального Черноземья. «Кризисная география» в целом отражает все негативные процессы, которые происходят в экономике, — падение внешнего спроса и спад промышленности, стагнация цен на нефть и постепенное снижение доходов населения там, где никакого крупного бизнеса нет.

«В России регионы обладают очень малой финансовой гибкостью, — говорит Борис Копейкин из Standard & Poor’s. — Они не могут самостоятельно устанавливать налоги и почти не могут влиять на ставки и базу налогов, поэтому не обладают гибкостью в получении дополнительных доходов. К тому же у нас центральное правительство зачастую обещает увеличить расходы, перекладывая значительную часть ответственности за финансирование этих обещаний на региональные и местные бюджеты, как это сейчас происходит с предвыборными обещаниями президента о повышении зарплат бюджетникам».

В таких условиях увеличение займов даже на не слишком большую сумму может оказаться пагубным для устойчивости финансовой системы. Поэтому и сравнивать наши долги следует не с Европой, а, скажем, с Бразилией, которая обладает аналогичным кредитным рейтингом. По данным МВФ, ее внешний долг составляет 64 процента ВВП. Не сильно отличаются долги и у других коллег по БРИКС: у Индии — 61 процент, а у Китая — всего лишь 37 процентов. Это и есть цена устойчивости. Может показаться, что наше положение не хуже, чем у соседей по экономическому блоку. Но не стоит обольщаться: структурные особенности российского долгового рынка, отличные от Бразилии, Индии и Китая, могут подложить нам дефолт и при меньшем объеме заимствований. И похоже, в правительстве это уже начали осознавать.

http://www.itogi.ru/russia/2012/48/184452.html

Реклама
 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: