RSS

Доклад М.Б.Пиотровского

Назад в будущее.

Музеи как источник исторического опыта новых поколений

Наиболее актуальным для полноценной и эффективной работы музеев России в ближайшее время являются такие события в правовом регулировании нашей деятельности, как

Завершение переходного периода в применении федерального закона от 8 мая 2010 года № 83-ФЗ;

Предстоящий переход от норм федерального закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказания услуг для государственных и муниципальных нужд» №94 от 21.07.2005 г. к Федеральной контрактной системе;

Разработка Государственной (долгосрочной) программы «Культура России» в числе первоочередных государственных программ;

Обсуждение и доработка законопроекта «О культуре в Российской Федерации» и подготовка концепции развития музеев в России.

Если первые две темы непосредственно связаны с каждодневной жизнью и функционированием музеев, усложняя или облегчая их  деятельность, то две последние темы – это ключевой вопрос будущего наших учреждений. Вопрос, ответ на который определит — сможем ли мы остаться Хранителями истории и объективного знания либо подвергнемся реформе, аналогичной реформе отечественного образования, перейдя в разряд хрестоматий для ЕГЭ и облагороженного варианта ночных клубов, интернет-кафе и дискотек.

Первые итога реализации Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений» от 8 мая 2010 года № 83-ФЗ

В целом, можно констатировать, что в настоящий момент реального перехода но новые условия осуществления и обеспечения деятельности государственных и муниципальных учреждений, в целом, и музеев, в частности, не произошло. Обилие разнообразных документов, разработанных и принятых на всех уровнях власти, не изменили сути подходов к финансированию музеев: сумма ассигнований прошлого года без разовых добавок, умноженная на индекс инфляции. Никакой связи это «нормативное финансирование» с реальными потребностями музеев не имеет. Задача минимум состоит в том, чтобы заблаговременно предупредить попытки сократить объем субсидий в следующие годы, а задача максимум – добиться реального формирования заданий и расчета субсидий на основе нормативов затрат на оказание услуг и выполнение государственных функций.

Однако существует еще один аспект в перспективах изменения правового положения государственных и муниципальных учреждений.

В Государственной Думе находится законопроект о внесении огромного количества изменений и дополнений к Гражданскому Кодексу Российской Федерации (внесен Президентом Российской Федерации Д.А.Медведевым). Основная цель разработки этих поправок не связана с бюджетным сектором, однако, править так править! В результате в предлагаемом варианте первой части Гражданского Кодекса появились новеллы, которые практически полностью ревизуют те изменения в правовом статусе государственных и муниципальных учреждений, которые, собственно, введены 85-ФЗ. Наиболее радикально меняется подход к условиям распоряжения собственными доходами у бюджетных учреждений. Новая версия соответствующих статей Гражданского Кодекса предполагает, что учредитель вправе сам определять направления расходования бюджетным учреждением этих средств. Напомню, что сегодня действует норма о том, что эти средства и приобретенное на них имущество поступает в самостоятельное распоряжение учреждения.

Надо понимать, что при сохранении в предлагаемом виде этой нормы последует полный пересмотр всего, что принято и введено на основе 83-ФЗ, а в результате разница между казенным и бюджетным учреждениями будет заключаться только в том, что в отношении бюджетного учреждения его учредитель не несет полной субсидиарной ответственности и не имеет обязательств по финансированию учреждения. Никаких дополнительных свобод взамен этого у бюджетного учреждения уже не остается.

Думаю, что нам надо в ближайшее время сформулировать свои предложения и попытаться донести их до депутатов, Президента и Правительства.

Переход  от норм федерального закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказания услуг для государственных и муниципальных нужд» №94 от 21.07.2005 г. к Федеральной контрактной системе

 

В начале мая 2012 года Правительство Российской Федерации внесло в Государственную Думу Российской Федерации проект федерального закона «О федеральной контрактной системе в сфере закупок товаров, работ и услуг».

Документ, подготовленный Минэкономразвития, регламентирует весь закупочный цикл: планирование и прогнозирование государственных и муниципальных нужд, формирование и размещение заказа, исполнение контрактов и приемка контрактных результатов, мониторинг, контроль и аудит соблюдения устанавливаемых требований.

Предусмотрено расширение линейки способов осуществления закупок за счет двухэтапного конкурса, конкурса с ограниченным участием и запроса предложений, которые должны позволить заказчикам более гибко учитывать особенности отдельных видов закупаемой продукции, а также рыночную конъюнктуру.

Все достижения музейного сообщества по включению в текст 94-ФЗ позиций, облегчающих специфические музейные закупки, в законопроекте сохранены. Заказ на услуги страхования, транспортировке и охраны музейных ценностей при их направлении на выставки внутри страны и за рубежом размещается по условиям закрытых конкурсных процедур. У единственного поставщика размещаются заказы музеев на сумму не превышающую 400 тысяч рублей, а также закупки культурных ценностей для Музейного фонда Российской Федерации и заказы на авторские произведения. Кроме того, с учетом расширения форм размещения заказов, для работ по реставрации музейных предметов предусмотрено применение процедуры двухэтапных торгов.

Вместе с тем, учитывая поручения Президента Российской Федерации В.В.Путина по итогам встречи с музейной общественностью в Саратове 5 апреля 2012 года, представляется необходимым внести в законопроект ряд принципиальных изменений, которые позволят музеям с наибольшей эффективностью осуществлять свои основные функции.

Прежде всего, действие норм законопроекта ФКС должно быть ограничено только закупками, осуществляемыми государственными (муниципальными) учреждениями за счет средств бюджетных субсидий, бюджетных инвестиций и средств, получаемых от сдачи в аренду закрепленного за учреждениями государственного (муниципального) недвижимого имущества. Закупки за счет средств, поступающих от осуществления учреждениями в установленном порядке приносящих доход видов деятельности, а также средств грантов и бюджетных субсидий, полученных на конкурсной основе, должны осуществляться в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 18 июля 2011 года №223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц».

Помимо этого представляется абсолютно необходимым применять к заказам на выполнение работ, оказание услуг, связанных с необходимостью допуска исполнителя (подрядчика) к местам хранения музейных предметов и музейных коллекций, к охранно-учетным базам данных музеев, к системам обеспечения безопасности музейных предметов и музейных коллекций, а также с  реставрацией музейных предметов, процедуру проведения конкурса с ограниченным участием.

Необходимым также является включение в перечень случаев, в которых применяется процедура закупок из единственного источника, заключение контракта на оказание экспертных услуг, а также услуг экскурсовода (гида) физическими лицами.

В ходе применения норм федерального закона № 94-ФЗ по применению закрытых процедур размещения заказа на услуги страхования, транспортировки и охраны музейных ценностей при их направлении на выставки внутри страны и за рубежом стало очевидно, что время получения согласования антимонопольных органов на такое размещение превышает все разумные сроки. На необходимости законодательного урегулирования этой коллизии настаивает и Минкультуры России.

На основе этих принципиальных для будущего музейного дела позиций были сформированы направленные в Минэкономразвития России предложения о внесении изменений и дополнений в проект федерального закона «О федеральной контрактной системе в сфере закупок товаров, работ и услуг».

 

Разработка Государственной (долгосрочной) программы «Культура России» в числе первоочередных государственных программ

 

Указом Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. N 596 «О долгосрочной государственной экономической политике» Правительству Российской Федерации поручено утвердить до 31 декабря 2012 г. основные государственные программы Российской Федерации, в том числе такие, как «Развитие здравоохранения», «Развитие образования», «Культура России», «Социальная поддержка граждан», «Развитие науки и технологий» и «Развитие транспортной системы».

Судя по имеющейся информации, исполнение этого поручения Президента Российской Федерации предполагается осуществить путем механического продление существующих Федеральных целевых программ на период до 2020 года и инкорпорацией в текст Государственной программы ведомственных программ (ранее именовавшихся «централизованными расходами»).

В случае с федеральной целевой программой «Культура России (2012-2018 годы)» такой сценарий делает невозможным полноценное развитие музейной отрасли и, тем более, исполнение поручений Президента Российской Федерации.

Это связано с рядом принципиальных и неустранимых изъянов принятой федеральной целевой программы.

Во-первых,  принятый документ не является Федеральной целевой программой, как с точки зрения постановки целей и задач, так и с точки зрения механизмов реализации и набора мероприятий.

Целями, которые должны быть достигнуты за семь лет реализации Программы, объявлены «сохранение российской культурной самобытности», «создание условий для равной доступности культурных благ, развития и реализации культурного и духовного потенциала каждой личности». Помимо очевидного – сформулированные цели не могут быть достигнуты ни за 7, ни за 70 лет, — такого явления как «российская культурная самобытность» не может быть, в принципе. В нашей многонациональной, мультикультурной стране сосуществуют десятки «культурных самобытностей», которые и составляют культуру России. Кроме того, «доступность» услуг учреждений культуры (а культурные блага и есть условия и услуги, предоставляемые организациями, другими юридическими и физическими лицами для удовлетворения гражданами своих культурных потребностей) связана с уровнем развития экономики, доходами граждан, транспортной и иной инфраструктурой и т.д. А чтобы реализовывать «культурный и духовный потенциал» его надо сначала сформировать.

Некорректность формулировок целей Программы подкрепляется и выведенными из них задачами, которые частично дословно повторяют определения целей, частично с этими целями никак не связаны, а «информатизация отрасли» вообще не может быть задачей Программы, а только и исключительно инструментом для ее решения.

Соответственно направления и разделы, по которым рассортированы мероприятия программы, практически никак не связаны с заявленными целями и задачами.

И главное, сохранение Музейного фонда Российской Федерации и развитие музейной деятельности в России, совершенно очевидно, находятся на глубокой периферии Министерского внимания, хотя казалось бы ситуация должна быть прямо противоположной. Более того, поручения Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации по данному кругу вопросов прямо предполагали разработку и реализацию в ближайшие годы целостной и масштабной программы по сохранению музейных фондов.  Однако в тексте рассматриваемой Программы упоминания о данных поручениях и об итогах Комплексной проверки сохранности культурных ценностей, находящихся в музеях Российской Федерации полностью отсутствуют.

В общем объеме затрат (без бюджетных инвестиций), запланированных на 7 лет реализации Программы, нужды музеев и Музейного фонда составляют 2,2%.

Из всех музеев, не находящихся в ведении Минкультуры России, в инвестиционную часть Программы вошли лишь Псковский музей-заповедник (со строительством фондохранилища только в 2015 году) и строительство фондохранилища созданного в 2009 году этнографического комплекса «Дагестанский аул « (срок – 2018 год).

В Программе обозначено строительство и реконструкция объектов 26 подведомственных Минкультуры России музеев, но отсутствуют самые капиталоемкие проекты – ГМИИ имени А.С.Пушкина и Политехнический музей. Каких-либо объяснений этому в тексте Программы нет.

За все 7 лет реализации Программы предполагается поддержать создание 21 (!) новой экспозиции, реставрация музейных предметов ограничится 250-ю экспонатами, а безопасность в музеях трактуется только как охранные системы. О пожаротушении, климатических установках, защите от биопоражений речь не идет.

Почему при этом авторы Программы полагают, что посещаемость музеев к 2018 году увеличится до 130 млн. человек, не понятно.

Помимо явной маргинальности темы сохранения Музейного фонда и развития музеев страны для государственного заказчика-координатора Программы, самым негативным фактором является полное отсутствие в тексте документа анализа ситуации, ставшей как никогда ясной после завершения Комплексной проверки музейных фондов, и выстроенной на основе этого анализа системы задач и мероприятий, позволяющих разрешить (или хотя бы начать решать) существующие серьезнейшие проблемы.

Именно в силу того, что и в действующей ФЦП, и в том, что должно превратиться в ведомственные целевые программы, отсутствует система приоритетов и почти полностью игнорируется задача сохранения и развития музеев страны, задача включения в государственную программу «Культура России» самостоятельной подпрограммы «Музеи России». В этой подпрограмме должны найти свое место мероприятия, которые Союз музеев России предлагал включить в программу «Обеспечение сохранности Музейного фонда Российской Федерации».

Несомненно, что такой ключевой инструмент стратегического управления отраслью, как государственная программа должен быть ориентирован на всю страну, на инфраструктурное обновление музейного мира России, на техническое и технологическое перевооружение, на повышение качества кадрового потенциала музеев, на разработку и внедрение современных технологий хранения, учета, экспонирования и публикации музейных фондов.

Обсуждение и доработка законопроекта «О культуре в Российской Федерации» и подготовка концепции развития музеев в России.

Вопрос о необходимости модернизация действующего закона «Основы законодательства Российской Федерации о культуре» обсуждается, в том числе и законодателями, с 1999 года. Главная задача «Основ..», постулированная в начале 1990-х годов, а именно однозначный запрет цензуры во всех ее видах, к середине 1990-х годов была выполнена. Ход общественного развития и государственного строительства однозначно исключал возврат к диктату какой-либо идеологической доктрины и введения государственной цензуры на ее основе.

Вместе с тем, проводимое реформирование бюджетной, финансовой, налоговой и административной системы порождает все больше требований со стороны различных культурных профессиональных сообществ учитывать специфику их деятельности в рамках проводимых реформ.

Именно учет этой специфичности и является основанием для новых попыток создать новый закон либо о культурной деятельности в целом, либо о государственной культурной политике.

С сожалением приходится констатировать, что находящихся на рассмотрении в Государственной думе законопроект (разработчики – Минкультуры России, НИИ культурологии) ни в коей мере не решает проблем, озвучиваемых в последнее десятилетие культурными сообществами страны.

Законопроект по степени декларативности и почти полному отсутствию норм прямого действия практически не отличаются от существующих сегодня Основ. Однако в изначальном тексте Основ была прямая норма о минимальных объемах расходов на культуру, а в этом проекте нет ничего похожего.

Понятийный аппарат, в основном, повторяет Основы, давая существенно отличающиеся от используемых в действующем законодательстве либо совершенно иные определения понятиям, на которых построено все «культурное право». В результате с первых статей отвергается уникальная возможность объединить и унифицировать понятийный аппарат во всем корпусе этой сферы законодательства.

В связи со сложившейся ситуацией, наиболее разумным кажется предложить и депутатам, и правящей партии, и новому руководству Минкультуры России внести в существующий законопроект ряд изменений и дополнений, которые будут направлены на законодательное закрепление специфики отдельных направлений музейной деятельности и выводу их, хотя бы частично, из под действия общих норм экономического регулирования бюджетного сектора.

Речь идет о разработке самостоятельной главы законопроекта о музеях и Музейном фонде (лучше, конечно, совместить в этой главе и музеи, и архивы, и библиотеки), ввести понятие государственных функций для музеев и, соответственно, прямых обязанностей государства во всех его проявлениях финансово, материально и административно обеспечивать исполнение музеями этих функций. Кроме этого, надо продублировать в этом законопроекте предложенные Союзом нормы в законодательство о закупках для государственных и муниципальных нужд, максимально подробно прописать особенности статуса и деятельности музеев-заповедников, попытаться включить в этот законопроект нормы об особенностях землепользования для музеев-заповедников, прописать принципы ценообразования на основные виды музейных услуг.

Разработку этой главы и дополнений в общую часть федерального закона «О культуре в Российской Федерации» необходимо готовить параллельно с разработкой Концепции музейной деятельности в Российской Федерации, о подготовке которой заявил Президент Российской Федерации В.В.Путин на встрече в Саратове.

Возможно, это тот редкий случай, когда мы можем реально повлиять на формирование музейного раздела государственной культурной политики.

Я прошу всех вас, дорогие коллеги, отложить все другие дела, организовать внутри каждого музейного коллектива мозговой штурм и направить в Президиум Союза до 1 июля 2012 года  свои предложения по конкретным новеллам законопроекта «О культуре в Российской Федерации», тексту Концепции развития музейного дела в Российской Федерации и составу мероприятий Государственной программы «Культура России».

Дорогие коллеги!

В оном из первых указов, подписанных В.В.Путиным после вступления в должность Президента Российской Федерации, Правительству России поручено:

в целях дальнейшего сохранения и развития российской культуры:

создать к 2015 году в малых городах не менее пяти центров культурного развития;

обеспечить поддержку создания публичных электронных библиотек, сайтов музеев и театров в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, а также размещение в свободном бесплатном доступе в сети Интернет фильмов и спектаклей выдающихся режиссёров кино и театра;

обеспечить создание до 1 марта 2013 г. передвижного фонда ведущих российских музеев для экспонирования произведений искусства в музеях и галереях малых и средних городов, а также создать к 2018 году 27 виртуальных музеев;

увеличить к 2018 году в два раза количество выставочных проектов, осуществляемых в субъектах Российской Федерации.

Я убежден, что мы должны сделать все, чтобы реализация этих поручений Президента нашей страны стала началом реальных изменений к лучшему в нашей «музейной сфере», позволила музеям России реализовать свой огромный потенциал по формированию модернизационного потенциала российского общества.

И еще об одном. В наше время политики и деятели культуры лихорадочно ищут «Россию, которую мы потеряли». Этот поиск ныне стал общим местом современного культурно-исторического разговора. Разумеется, он идет по самым различным, порой взаимоисключающим путям: носители различных мировоззрений, выстраивая собственные теории, оперируют различными фактами неисчерпаемой отечественной истории и культуры. В этом контексте культурная память воспринимается как сугубо индивидуальная, не подлежащая объективному обобщению. В свою очередь национальная память слагается из памяти индивидуальностей, нивелированной или, если угодно, адаптированной для массового сознания. Музеи являются хранителями овеществленной памяти, следовательно, пребывая в «единстве и борьбе противоположностей» — как хранить материал: концептуально консервируя или систематически интерпретируя его. То, что может быть вызвано к жизни как культурно-историческая данность, требует особой осторожности и в первом, и во втором из названных направлений. Думается, некая середина может быть найдена именно в сочетании этих подходов. Память, оставаясь равной тому или иному историческому или культурному событию, явлению, может быть противоположна ему по знаку. Музей как социокультурная институция способен корректировать это отношение, не беря на себя роль арбитра. Иначе он будет либо занудно политкорректным для всех, либо заведомо тенденциозным.

Основный принцип современного музейного подхода к хранению и «предъявлению» культурно-исторической памяти — отвлеченность и конкретность. Объективна только вещь, ибо несет дух эпохи. Как нужно изучать культуру — смотреть на нее со стороны или погружаться внутрь, вживаться в нее? Опять же, упование на каждый из этих подходов по отдельности ведет в научный тупик, как и стремление к механической адаптации чужой памяти и традиций к собственной истории. Последнее — одна из главных проблем бытования российской исторической памяти.

Решение этих проблем или хотя бы их осмысление крайне важны для общества в целом. Именно общественно важные проблемы культуры, музеев в частности, являются фоном для поверхностных вопросов туристического использования культуры, бесплатных дней и недель, музейных и библиотечных ночей и т д.

Музеи вносят свой вклад не только в сегодняшнюю жизнь общества, но и в выбор путей его гуманитарного развития.

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: