RSS

Политехнический музей: 140 лет

Прислушиваться к народному чувству

2012-04-25 / Гурген Григорьевич Григорян — д.т.н., генеральный директор Политехнического музея в 1986-2010 гг.

Уже более века в архитектурный ансамбль центра Москвы входит необычный «теремковый» дворец – здание Политехнического музея, который учрежден был в 1872 году. В 2013 году легендарный Политехнический закрывается на пятилетнюю реконструкцию. Самое время взглянуть и ретроспективно, и перспективно на судьбу уникального для России учреждения.

Для распространения естествознания в массе публики

Своим происхождением Политехнический музей обязан Московскому университету, который был открыт 26 апреля 1755 года. Университету была предначертана историческая роль в развитии науки и общественной мысли в России. Это определялось особым духовным содержанием жизни университета во второй половине XIX века.

Особое значение для развития науки и общественной жизни в России имели научные общества, учреждаемые учеными московского и других университетов как самоуправляемые организации для проведения научных исследований и просветительства. Одним из таких учреждений было Императорское общество любителей естествознания, антропологии и этнографии (ОЛЕАиЭ).

Согласно уставу общества (1864), оно было учреждено «Для изучения губерний Московского учебного округа в естественно-историческом отношении и для распространения естествознания в массе публики».

Важнейшим деянием общества, оказавшимся актуальным и востребованным потомками и в XXI веке, стало создание в Москве Политехнического музея. Уникальное по своей архитектуре здание музея было спроектировано и построено для него в XIX веке и уже более 100 лет украшает город, породивший его.

Замысел отцов-основателей

Смысл создания музея выразил в 1867 году один из главных его идеологов – профессор Григорий Ефимович Щуровский, член ОЛЕАиЭ. В своей лекции «Об общедоступности или популяризации естественных наук», прочитанной на первом съезде русских естествоиспытателей, он заявил: «Главная цель музея состоит в том, чтобы не одним ученым, а всем желающим дать возможность ознакомиться с естественными предметами наглядным образом и узнать приложение их к жизни… При музеях должны находиться особые лица, всегда готовые быть растолкователями всего, что интересует посещающую публику. Еще лучше, если при музеях будут читаться общедоступные лекции… Популяризация науки есть дело в высшей степени серьезное. Его могут принять на себя только люди, вполне знакомые со своею наукою, или так называемые специалисты, и специалисты даровитые, обладающие могучим словом и обширными сведениями… Мало того: популяризатор должен понимать характер своего народа и со всею чуткостью прислушиваться к биению его пульса – к народному чувству… Теперь более, нежели когда-либо, чувствуется необходимость, прежде всего изучать свое, отечественное…»

В соответствии с замыслом отцов-основателей музей изначально стал самой крупной и демократичной трибуной просветительской деятельности в интересах широких слоев российского общества. По данным «Отчета о деятельности музея и его отделов за 1914-й – сорок второй год его существования», музей посетили около 134 тыс. человек, из коих около 120 тыс. бесплатно. Среди посетителей более 19 тыс. – учащиеся. Из них без оплаты более 4 тыс. человек из 120 учебных заведений Москвы и более 6 тыс. человек из 179 заведений земств, уездов и городов различных губерний. Музей просветительствовал почти на всей европейской территории России.

Ученые музея проводили для посетителей так называемые Воскресные объяснения коллекций, то есть лекции – демонстрации по различным темам (всего более 30) из различных отраслей знаний: физики, зоологии, химии, биологии, астрономии, географии. Важно, что акцент делался на прикладные аспекты в областях энергетики, экологии, медицины, сельского хозяйства. Например: «О звуке», «Как получить электричество и каковы его действия», «Породы овец, разводимых в России», «Как загрязняется городом Москва-река и как она потом очищается», «Лунная поверхность» и т.д. Актуальность тематики для того времени очевидна.

Музей поддерживал просветительскую и общественную деятельность других организаций, предоставляя им помещения для мероприятий и лекций на благотворительной основе. Благотворительностью музея воспользовались более 50 различных общественных организаций. Это были, например, Общество борьбы с детской смертностью, Лига равноправия женщин, Политехническое общество, Студенческое культурно-просветительное общество старообрядцев, Московское общество патроната над несовершеннолетними, Общество художников «Бубновый туз», Императорское православное палестинское общество, Первое литературно-драматическое и музыкальное общества имени А.Н.Островского, Научно-философское общество, Кружок любителей грузинской культуры, Общество распространения правильных сведений о евреях и еврействе, Императорское московское общество воздухоплавания, Общество вспомоществования студентам Императорского технического училища… Эти публичные мероприятия посетили более 27 тыс. человек. Еще около 24 тыс. человек посетили мероприятия, проводимые в музее «на обычных условиях» другими организациями, а также отдельными физическими лицами.

«Гражданин Политехнический»

1914 год. Страшная война пришла в российскую историю. «Гражданин Политехнический» по-своему встает в строй. В отчете музея за 1914 год приведен «Отчет о деятельности лазарета, устроенного высочайше учрежденным комитетом Московского музея прикладных знаний». Этот документ начинается словами: «В августе месяце истекшаго года товарищ почетного председателя высочайше учрежденного Московскаго музея прикладных знаний, князь В.М. Голицын, желая привлечь музей к общей дружной работе г. Москвы в деле облегчения страданий наших воинов, сделал распоряжение о предоставлении старой большой аудитории Музея московской городской управе для размещения в ней раненых».

Так начался особый, уникальный эпизод в истории Политехнического музея. Комитет музея 25 августа 1914 года избрал Исполнительную комиссию для организации приспособления аудитории для раненых и оборудования ее необходимым инвентарем.

Постановлением комитета предусматривалось выделение денежных средств из бюджета музея с компенсированием доходов за счет увеличения на 10% платы за пользование аудиториями музея. Так удалось в смете расходов музея предусмотреть выделение на организацию лазарета 4400 руб., или 8,5% (51 338 руб.) от всей сметы годовых расходов на 1914 год. (Для оценки приводимых цифр следует принимать во внимание, что смета годовых расходов музея в 2009–2010 годах достигала 180–200 млн. руб.) Поденный заработок рабочих в среднем по России в 1914 году составлял, по данным В.Мотылева, 141 копейку («Коммунистический университет на дому» № 7 за 1925 год). Кроме того, музей принимал на свой счет расходы на отопление, освещение и водоснабжение лазарета.

На том же заседании комитета было принято постановление «О сохранении всем призванным на действительную военную службу служащим музея причитающегося им содержания и об ежемесячном на все время военных действий отчислений по 20 руб. – в пользу семей призванных на войну прихожан церкви Св. Георгия, в приходе которого состоит и музей».

Вызывает глубокое уважение масштабная и системная работа, проведенная исполнительной комиссией и правлением, включившая в себя как определение необходимых пространств и мест размещения палаты на 60 коек, медицинского персонала, перевязочной, столовой, кухни, санитарных узлов, необходимых складских помещений, так и оснащение всех этих участков необходимыми инвентарем и материалами. Лазарет был готов и оборудован в течение «около недели и уже 8 сентября освящен».

Лазарет начал функционировать с 15 сентября. Из общего числа 60 коек 7 коек были «именными», то есть содержание лежащих на них обеспечивалось из расчета 25 руб. в месяц какими-либо благотворителями. Содержание раненых из расчета 32 коп. в сутки, содержание медперсонала и прислуги, снабжение лазарета перевязочными средствами и медикаментами, отопление кухни, стирку белья взяло на себя Московское городское управление.

Подобное кооперирование общественных и государственных усилий – свидетельство вызревания гражданского общества.

Неоценимую роль в жизни лазарета играла благотворительность в разнообразных ее формах. Отчет свидетельствует: «Совершенно безвозмездно два раза в неделю посещал раненых зубной врач О.М.Зеликович и неоднократно лазарет пользовался услугами д-ра Зеленина. Все письмоводство по лазарету лежит на Б.Е.Лукьяновском; получая по штату причитающееся ему содержание, Б.Е.Лукьяновский все это содержание отдает в пользу раненых; безвозмездным помощником г. Лукьяновского является А.Н.Зограф. Кроме того, А.А.Адлер были организованы дежурства по лазарету и кухне рядом дам из общества; таким образом дежурили при лазарете… (здесь в отчете следует список из 27 фамилий, многие из которых говорят о родственных связях означенных дам с активистами музея. – Г.Г.). Обеспечение лазарета хорошим питанием обязано неусыпным наблюдениям и личному руководству Е.Н.Сорокиной и Р.А.Зеликович, несущими совершенно безвозмездно этот очень ответственный и тяжелый труд».

До конца 1914 года более 50 лиц пожертвовали лазарету денежные средства на общую сумму 1480 руб. (около 3% годовых расходов). Размер пожертвований находился в пределах от 1 до 100 руб. Кроме этого были целевые денежные пожертвования «на приобретение папирос, изготовление пирогов, молоко и проч.» всего на сумму 38 руб. от 14 персон. Разными материалами и изделиями (подушки, книги, отрезы текстиля, посуда, граммофонные пластинки, папиросы и т.п.), а также продуктами питания (хлеб, яйца, яблоки, картофель, рыба, мясо, конфеты и т.п.) внесли пожертвования 57 лиц. Еще от 27 лиц поступили пожертвования в форме предметов одежды.

Исполнительная комиссия разработала положение о порядке распределения пожертвованных вещей и денег среди раненых. В соответствии с ним выписывающимся из лазарета полагалось довольствие в виде белья, предметов теплой одежды, папирос, спичек. Для раненых в самом музее устраивались лекции и концерты, на которые приглашали раненых из других лазаретов, а также проводились киносеансы «из имеющегося в музее запаса картин, причем само демонстрирование картин производилось бесплатно механиком музея И.И.Крыловым. Такие сеансы пользовались у раненых особенно выдающимся успехом. Наконец, в распоряжение раненых был предоставлен физическим отделом граммофон».

«Из русскаго материала»

Особого внимания заслуживает упоминание о рентгеновской диагностике раненых в лазарете.

Рентгеновский кабинет был организован отделом прикладной физики музея для проведения исследований и демонстраций осенью 1914 года. После необходимого приспособления его для медицинских целей он использовался и лазаретом. Снимки производились по назначению врача в специально отведенное время.

Требовалась предварительная переналадка установки после использования ее в научных целях. Рентгеновскую съемку производил временно исполняющий должность лаборанта Р.В.Лариков (впоследствии, в середине 20-х годов, – директор музея). Кабинет работал с 20 сентября по 14 декабря 1914 года, до выхода из строя единственной рентгеновской трубки. За этот период были обследованы 22 раненых, в том числе и 5 из различных госпиталей.

Продолжение работы кабинета было возобновлено в начале 1915 года, после того как Ларикову удалось решить проблему обеспечения кабинета рентгеновскими трубками, что оказалось весьма непростым делом в военное время. Содействие было оказано Управлением верховного начальника санитарной и эвакуационной части (Петроград), которое обратилось с соответствующим запросом к инженеру Н.А.Федорицкому. Ниже приводится фрагмент отчета Ларикова по командировке в Петроград.

«Завод г. Федорицкаго представляет собою настолько исключительное явление в русской промышленности, что я позволю себе остановиться на истории возникновения завода и работы на нем в настоящее время. Инженер-технолог и инженер-электрик Н.А.Федорицкий, занимающий ныне должность главного электротехника Балтийского судостроительного и механического завода, почти 10 лет тому назад пытался создать в России производство круксовых и рентгеновских трубок, но попытки эти терпели неудачи. Война и полное прекращение подвоза заграничных трубок поставили на очередь вопрос о производстве трубок в России. При помощи военнаго ведомства маленькая мастерская г. Федорицкаго увеличивается в размерах (ныне занимает 5 квартир), снабжается достаточным количеством мастеров как русских, так и иностранцев (из числа военнопленных германцев), и выработка трубок становится в условия прочной и целесообразной деятельности.

Все трубки от начала до конца изготовлены из русскаго материала. Предубеждения против русскаго стекла, якобы неудерживающаго нужнаго ваакума, оказались неосновательными. Трубки работают великолепно. Качество их нисколько не ниже трубок иностраннаго происхождения, а стоимость не выше. Следует обратить внимание на оригинальную и остроумную упаковку трубок, составляющую, насколько мне известно, изобретение г. Федорицкаго. Тщательно упакованная в ящик трубка может быть освидетельствована в ящике же в нераспакованном виде, так как концы ея, анод и катод, при помощи соединительных проволок выведены наружу… Все три приобретенныя трубки прекрасного качества и работают отлично. В заключение считаю нужным добавить, что испорченная 19 декабря 1914 года трубка мною исправлена, и в настоящее время кабинет располагает четырьмя трубками различной жесткости».

За время работы в 1914 году через лазарет прошли 103 человека. Из них к концу года выписались 76 человек, а 27 продолжили лечение. За 1915 год лазарет Политехнического музея обеспечил своей заботой 484 раненых и больных нижних чинов, а список раненых, подвергнутых съемке рентгеновскими лучами в рентгеновском кабинете при отделе прикладной физики музея насчитывает 99 человек». (Орфография везде – по источнику: Музей прикладных знаний в Москве. Отчет о деятельности музея и его отделов за 1915-й – сорок третий год его существования. М., 1916).

К сожалению, дальнейшую историю лазарета проследить возможности не оказалось: в архивах дел за 1916–1917 годы пока обнаружить не удалось.

Наступала новая эра – «эра диктатуры пролетариата». Жизнь музея, как и всей страны, становилась непрогнозируемой. Запись в дневнике директора музея профессора П.П.Петрова, выполненная мелким каллиграфическим почерком 22 февраля 1918 года: «Годовщина революции. На улицах нет людей, темно, холодно».

* * *

За свои 140 лет музей пережил трех императоров, пятерых высших руководителей партии и страны диктатуры пролетариата, встречает уже четвертого президента Российской Федерации. Музей пережил Гражданскую войну и две мировых. И все это время он оставался верным заветам своих создателей, ученых МГУ – просвещал, популяризируя науку и знания, собирая, сохраняя, изучая овеществленные проявления технического гения людей.

За все годы своего честного служения отечеству музей как уникальный феномен российской истории и культуры, безусловно, имеет право на глубоко продуманное, чуткое и бережное обновление. А пристало этим заниматься людям не только умелым, но честным и уважающим историю своей страны, ее гражданам не только наполовину.

http://www.ng.ru/science/2012-04-25/14_politech.html

 

 

Политехнический в лихие девяностые

Несколько историй о том, как жил и развивался головной музей истории науки и техники СССР

2012-06-27 / Гурген Григорьевич Григорян — д.т.н., генеральный директор Политехнического музея в 1986-2010 годах.

В событиях 140-летней жизни Политехнического музея в Москве отражена каждая историческая эпоха России. Ранее читателю предлагался обзор идей формирования музейного фонда как следствие эволюции концептуальных основ деятельности музея (см. «НГ-науку» от 26.10.11); впоследствии был представлен фрагмент жизни музея в годы Первой мировой войны (см. «НГ-науку» от 25.04.12). Настоящая публикация представляет фрагменты жизни Политехнического музея в период, который еще только осмысливается общественным сознанием – начальный период формационного преобразования страны, называемый лихие 90-е.

Великое государство XX века – Союз Советских Социалистических Республик, приближаясь к своему 70-летию, исчезало на глазах. Союзные республики уже не хотели быть ни социалистическими, ни союзными, заявляя о своем суверенитете. Россия, обретя суверенитет в составе СССР, обзавелась своим трехцветным флагом, своим президентом, своим парламентом, заседания которого, как необычные сериалы, смотрели по телевидению миллионы, отвлекаясь на это время от тяжких забот и тревог выживания.

Сотрудники музея, каждый переживая эти заботы и тревоги, осваивали в творческой деятельности идеи перспективы его развития в качестве головного музея истории науки и техники СССР (именно такой статус приобрел Политехнический согласно постановлению № 1393 Совета министров СССР от 5 декабря 1988 года). Осваивать пришлось и «менеджмент» выживания советского учреждения в переломную эпоху.

Поход на биржу

Январь 1990 года. В качестве представителя Советского фонда милосердия и здоровья музей посетил скромный московский доцент Константин Натанович Боровой. Он предложил организовать при отделе вычислительной техники музея «Центр пропаганды достижений в области программирования», а по сути – учреждение для сделок по продаже программных продуктов всякого происхождения – прообраз биржи. Биржевой доход от сделок должен был поступать на счета учредителей.

Экономический эффект оказался мизерным. В апреле 1990 года между музеем и фондом заключается протокол о намерениях создать на паях и общественных началах биржу товаров и сырья с использованием для этого помещения в 40 кв. м в музее. Биржа проводила свои сессии один раз в неделю. На счет музея ежеквартально поступала оговоренная сумма денег от сделок (около 30 тыс. руб.).

Почти через год с использованием опыта общественной биржи была создана известная РТСБ – Российская товарно-сырьевая биржа, учрежденная с участием Политехнического музея. Учредительское участие музея заключалось в денежно оцененном согласии предоставить бирже на условиях аренды около 250 кв. м площади. Участие музея в судьбе РТСБ позволило ему иметь акции банка РНКБ. (По рекомендации Константина Борового, возглавлявшего всю финансовую группу: биржу, банк, инвестиционную компанию, – музейные акции РТСБ были обменены на акции РНКБ). Первые дивиденды по этим акциям со счетов музея пошли на выдачу зарплаты сотрудникам библиотеки. Других денег в начале 1992 года у Политехнического для этого не было. В дальнейшем дивидендов также не было. В 2000 году эти акции музей передал государству.

Конгресс соотечественников

Президиум Верховного Совета РСФСР постановил провести в августе 1991 года в Москве Конгресс соотечественников – «исходя из необходимости перестройки и развития взаимоотношений с соотечественниками, живущими за рубежом, учитывая исключительное значение этого вопроса для духовного, культурного и социально-экономического возрождения Российской Федерации». Российская столица ждала граждан разных стран мира, в своей массе отнюдь не молодых людей, которых объединяло происхождение из России, небезразличное отношение к ней, потребность любить ее как родину свою и своих предков. Они съезжались в Москву, настороженные, но с надеждой на радость.

Программа предусматривала встречи гостей с их российскими коллегами по профессии. Встреча специалистов научно-технического профиля планировалась в Политехническом музее, который был памятен многим эмигрантам первой волны. Музей готовился к встрече. В фойе лектория была развернута фотовыставка, посвященная выдающимся деятелям науки и техники, вынужденно покинувшим Россию после 1917 года. Их имена более полувека были в официальном запрете в СССР «из-за предательства Родины» – бегства из Страны Советов.

Выставка представляла публике вклад в мировую науку и технологии таких всемирно известных эмигрантов из Советской России, как выдающийся физик Георгий Гамов, изобретатель электронного телевидения Владимир Зворыкин, корифей прикладной механики Степан Тимошенко, авиаконструктор Игорь Сикорский, выдающиеся ученые-химики, бывшие члены АН СССР Владимир Ипатьев и Алексей Чичибабин. Она была развернута на фоне российского триколора, который к тому же закрывал от взоров огромное стеклянное панно – красочный портрет В.И.Ленина. Гости форума уже начали прибывать в Москву, когда случилось то, что называют ГКЧП.

Столица, как и вся Россия, была ввергнута в антагонистическое двоевластие, то есть во власть агонизирующей КПСС в лице ГКЧП и во власть новой России во главе с ее первыми президентом и парламентом. Обе власти требовали от граждан несовместимых друг с другом стратегий поведения. Президент Ельцин призвал граждан саботировать ГКЧП, бастовать, покидать рабочие места и выступать на защиту новой власти, собираться у здания парламента на Красной Пресне, строить баррикады. ГКЧП под угрозой мер чрезвычайного положения требовал от граждан непременного пребывания на своих рабочих местах под ответственность руководителей. Наступал момент истины, момент выбора для каждого и для всех. Большинство пребывало в растерянности. В такой ситуации нам предстояло встретить гостей конгресса.

Экстренно были созваны все руководители подразделений музея – человек 10–15. Без особых дебатов пришли к соглашению о том, что в сложившейся ситуации каждый вправе принять любое решение, согласуясь со своей совестью: кто считает своим долгом идти на защиту парламента и президента – может идти; кто считает своим долгом остаться в музее и работать – пусть остается; нет, не может и не должно быть никаких репрессивных последствий, связанных с тем или иным решением; категорически, строжайше запрещены политические митинги, дебаты и стычки в стенах музея; те, кто обеспечивал проведение встречи соотечественников в музее, должны были выполнять свое задание.

Встреча соотечественников в Политехническом музее прошла успешно. Получилось символично: музей не бастовал, как этого требовал президент России, а работал, но впервые под новым российским флагом, принимая тех, кто из-за рубежа приехал к нам с верой в Россию.

Гуманитарная помощь

Осень 1991 года. Прекращали свое существование министерства и ведомства СССР. Такая же участь постигла и Всесоюзное ордена Ленина общество «Знание», которое в ноябре 1991 года провело свой последний – разделительный съезд.

На горизонте замаячила перспектива небытия Политехнического музея и Центральной политехнической библиотеки, подведомственных с 1947 года правлению общества «Знание» и финансировавшихся им с 1984 года. Нужно было срочно находить возможности оплачивать труд около 400 служащих, большинство из которых женщины, а также обеспечивать работоспособность здания. Проблемы приходилось решать ежедневно и разнообразно, выкручиваясь более полугода.

Лишь к августу 1992 года музей, как особо ценный объект, стал на довольствие государства в лице Министерства культуры. Один из примеров частного решения злободневной проблемы пропитания персонала – получение гуманитарной помощи от коллег из Западноберлинского музея транспорта и техники, с которым у Политехнического установились дружеские связи еще до падения Берлинской стены.

По просьбе Политеха, немецкие коллеги во главе с директором Гюнтером Готтманом (весной 1945 года он – 15-летний мобилизованный «боец гитлерюгенда») закупили более 3 тонн продовольствия (650 кг молока сухого, 200 кг порошка яичного, 200 кг сахара, 200 кг муки и т.д.). Политехнический музей обеспечил транспортировку груза военной авиацией России с авиабазы в Шперенберге в Москву (аэропорт «Чкаловский»).

Представитель родной службы санитарного контроля потребовал предъявить наш груз для досмотра, выложив его на бетонной площадке под открытым небом. Когда все было готово к досмотру, выяснилось, что в ближайшее время досмотр произведен не будет – «только через пару дней». Это означало угрозу порчи и разворовывания продовольствия. Мы «добровольно слегка поделились» немецким дарением с «родными в форме», и груз тут же без досмотра был вывезен из аэропорта.

19 июня 1992 года Совет трудового коллектива и профсоюз обеспечили раздачу прибывшей помощи всем сотрудникам музея, в состав которого по постановлению правительства входила и Политехническая библиотека.

О тяжбе с ЗИЛом

Музей – это по сути своей предметы и документы, которые способны «возвращать» ушедшее время. В странах, которые мы признаем цивилизованными, техническим музеям заинтересованно помогают получать такие объекты известные бренды с национальными корнями.

Политехническому музею, пережившему эпохи мировых и гражданских войн, революций, индустриализаций и перестроек, важно находить и сохранять предметы техники, «возвращающие» времена различных технических свершений в стране. На этом фоне курьезом представляется «битва» Политехнического музея со знаменитым ЗИЛом за представительские автомобили ЗИС 110 в 2000 году. ЗИС – это аббревиатура «Завод имени Сталина». Так назывался ЗИЛ (Завод имени Лихачева) в дохрущевское время.

Автомобиль ЗИС 110 – безусловно выдающееся в историко-техническом смысле явление отечественной индустрии. Зачатый конструкторской мыслью в 1943 году, в разгар Великой Отечественной войны, он должен был обслуживать И.В.Сталина и высших лиц СССР, одновременно символизируя мощь и технологические возможности страны-победительницы. В эпоху 40–50-х этот автомобиль украшал парады во всех странах соцлагеря.

К 1984 году эпоха этого авто уже давно прошла, ЗИС стал ЗИЛом, «членовозы» новых поколений возили начальников нового времени. На территории ЗИЛа скопилось много уже ненужных, но занимавших место ЗИСов 110.

«Пристраивая их», ЗИЛ передал музею по договору на временное (один год) хранение две машины различной модификации, в том числе внедорожник (для военных целей, вероятно) и бронированный (для самых бесценных) с гидродомкратами – стеклоподъемниками в дверях. Музей хранил эти ЗИСы, показывал публике и устраивал для школьников 1 сентября катание в них вокруг своего здания. ЗИЛ же забыл о них лет на 15.

Но когда эти авто стали дорогими раритетами и запас их на ЗИЛе иссяк, а сам ЗИЛ уже не был госпредприятием, превратившись в ОАО, он потребовал ЗИСы вернуть. К этому времени (1996 год) уже вышел Федеральный закон «О музейном фонде Российской Федерации и музеях Российской Федерации», и музей поставил авто на постоянный учет в Музейный фонд России. Началась длительная борьба тяжеловеса ЗИЛа с Политехническим музеем (а по сути – с Музейным фондом России) вплоть до суда. Музей проиграл. Минкульт, вдохновляя музей на победу, в суде признал действия музея по постановке автомобилей на постоянный учет неправомерными. ЗИСы уехали.

МиГ-25 для музея в Ульяновске

Город Ульяновск (бывший Симбирск) знаменит не только фамилией, давшей ему современное название. Он знаменит своей авиационностью. Именно в Ульяновске находится крупнейшее предприятие по производству самолетов «Авиастар», а также Высшее авиационное училище гражданской авиации (УВАУ ГА), которое готовит кадры для эксплуатации самолетов.

При УВАУ ГА есть Музей истории гражданской авиации – головной отраслевой музей. На аэродромной площадке располагаются натурные экспонаты – самолеты и вертолеты. Один из самолетов (правда, не гражданской авиации, а военной) МиГ-25 был подарен Политехническим музеем в самом начале 90-х, хотя в Политехническом он никогда не был и не числился. Дарение связано с созданием тогда по инициативе Политехнического музея секции научно-технических музеев Советского комитета ИКОМ – Международного совета музеев (ICOM), а также Законом «О кооперации в СССР» и постановлением Совмина СССР от 02.11.90 «О взаимоотношениях государственных предприятий с созданными при них кооперативами».

При Политехническом музее были зарегистрированы три кооператива, в которых сотрудники музея участия не принимали, но музей выступал «государевым оком» и блюстителем их «непорочности». За это, по договорам с музеем, кооперативы расплачивались безналично, деньгами, натурой (флоппи-диски) или услугами. В качестве такой услуги один из кооперативов предложил «поставлять для музейных целей» самолеты из расформировывавшихся тогда частей Советской армии. Политехнический согласился на эксперимент с поставкой самого первого самолета ульяновскому музею.

Самолет был поставлен, а кооператив на этом разорился.

Реанимация Большой аудитории

К 15 мая 1907 года, с окончанием строительства северного крыла, полностью завершилось возведение здания Политехнического музея между Лубянской площадью и Ильинскими воротами в Москве. Именно в этой части здания и находится лекционная Большая аудитория, первая лекция в которой прошла 11 октября 1907 года.

За 80 лет (1907–1987) своей службы она обрела имидж уникальной по своим демократическим традициям трибуны просветительства, очага культуры, арены острых дискуссий. В ее стенах выступали ученые и деятели культуры мирового значения, государственные деятели Страны Советов, проходили мероприятия исторического масштаба в жизни страны: формирование органов Советской власти, обсуждение плана ГОЭЛРО; здесь выступал Ленин и проходили заседания некоторых репрессивных судебных процессов; вызревала хрущевская оттепель и встречали первых космонавтов; здесь горячо обсуждали острые проблемы горбачевской перестройки…

Но 25 февраля 1987 года поступило экспертное заключение об аварийном состоянии конструкций, несущих на себе кровлю над Большой аудиторией, об угрозе ее обрушения по этой причине и о запрещении впредь допускать публику в зал. Необходимый ремонт, по мнению экспертов, был возможен только при общей реконструкции здания, а события той эпохи отодвигали ее далеко за горизонт времени.

В ненастный декабрь 1992 года дирекцией музея было принято решение восстанавливать работоспособность Большой аудитории самим совместно с научно-производственной фирмой «Знание», учрежденной в 1991 году правлением общества «Знание» и Политехническим музеем. Был разработан специальный инженерный проект решения проблемы без демонтажа кровли и нарушения исходного проекта. Создали свою дирекцию по строительству, использовали средства госбюджета музея и платы от сдачи в аренду части помещений, ранее занимаемых структурами общества «Знание».

20 апреля 1995 года восстановленная и технически переоснащенная Большая аудитория вновь начала работать. В этом велика заслуга инженеров-строителей С.Т. и А.С. Стучининых – отца и сына, отдавших вместе около 70 лет жизни служению Политехническому музею и сохранению его здания.

http://www.ng.ru/science/2012-06-27/12_politech.html

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: