RSS

От Смуты до смуты

Четыре века назад на российский престол взошел первый представитель династии Романовых

15 февраля 00:05Наталия Давыдова

Судьбу страны часто решают оказавшиеся на вершине власти личности — люди со своими убеждениями, семейными драмами, слабостями. Поэтому так увлекательно изучать эпохи, исследуя подробности жизни их главных героев. Именно такой, человеческий взгляд на историю из года в год привлекает слушателей в Государственный исторический музей на авторский цикл Екатерины Емельяновой, посвященный представителям династии Романовых, стоявшей у руля России 304 года. Какие вопросы волнуют приходящих на лекции людей, приученных видеть российских царей в довольно узком политическом ракурсе? Об этом историк рассказала «Московским новостям».

При ком Россию уважали

Кто из Романовых оставил самый яркий и значительный след в российской истории? Этот вопрос задают из года в год, хотя ответ известен каждому. Конечно, Петр Первый. Его же считают самой неоднозначной фигурой из правителей Романовых. Вот в ком ужасное и неприемлемое удивительным образом сочеталось с понятным и человеческим. Как говорил о Петре Пушкин, он сам по себе целая эпоха. Справедливо. С ним Россия пошла новым путем. Но историки до бесконечности будут спорить, верным ли был его выбор.

В истории России вообще было немало роковых развилок. Вот, например, царь Федор Алексеевич — сын царя Алексея Михайловича, старший брат Петра по отцу — умер в 1682 году двадцатилетним. Получил в детстве травму: решил покатать своих тетушек и сел на место кучера, но лошади резко поднялись, он упал, карета проехала по нему, и кончилось все серьезной травмой позвоночника. К концу жизни он практически не мог двигаться, его носили на носилках.

Между тем этот третий по счету Романов был умнейшим и образованнейшим человеком своего времени. Проживи он еще лет 15, наверняка Россия пошла бы абсолютно другим маршрутом. Тоже по направлению к Европе, но в том русле, в котором она шла с момента принятия христианства, — ближе к греческой, эллинской культуре. Даже в названии созданной им академии «славяно-греко-латинская», открыть которую он так и не успел, слово «латинская» стояло на последнем месте, главным предполагалось изучение славянских и греческих языков. При Петре, кстати, роль академии, из которой вышел Ломоносов, была значительно меньше, чем предназначалось ей при создании.

Отец Петра — царь Алексей Михайлович, человек весьма неординарный, — тоже многое заложил для будущих преобразований: открыл в Москве первый театр, построил первый военный корабль, пытался приучить Русь к западным обычаям и порядкам. Но получил в народе титул «тишайший». И старший сын его, Федор Алексеевич, даже в документах величал себя «наша тихость». Хотя оба были не такого уж кроткого нрава — могли, если надо, провинившегося и с лестницы спустить, и за бороду оттаскать. «Тихость» тут скорее обозначение приоритетов правления. Они стремились к царствованию спокойному и умиротворенному.

Когда умер Алексей Михайлович, общество, как говорится, было беременно реформами. Они произошли бы в любом случае. Вопрос в том, как быстро и какой ценой. Как писал замечательный историк Сергей Соловьев, Алексей Михайлович умел все сглаживать и улаживать, приучал пугливую русскую мысль к влияниям, шедшим с Запада. И царь Федор был таким. А Петр стал насаждать иностранную модель силой. Хотя сам, как ни странно, был насквозь русским человеком. И все-таки именно Петр приблизил Россию к цивилизованной Европе. Недаром Сенат в 1721 году, обращаясь к царю, просил его принять титулы отца отечества и императора. В прошении было очень точно сказано, что Московию, которая была для иноземцев непонятной, отдаленной окраиной, царь Петр поднял из небытия и «среди прочих держав европейских утвердил». Принципиально изменилось отношение не только к ее правителю, но и к стране. Ее признавали, ее боялись.

Такого же отношения за всю историю Романовых Россия удостаивалась, пожалуй, еще лишь однажды, при императоре Александре III — настолько от его взгляда на события, только от одного его имени зависело происходящее в мире. «У России нет иных друзей, кроме своей армии и своего флота» — это его слова. При этом воевать он принципиально не хотел — именно при нем Россия впервые зажила мирной жизнью, случился расцвет ремесел, искусств, экономики. Ну и, как следствие, демографический взлет. Страна поднималась и процветала.

Нельзя, конечно, не назвать в ряду реформаторов и двух великих женщин на русском троне — Елизаветы и Екатерины II. Именно их политика определила судьбы ХVIII века — женского века правления в России. Но об этом отдельный разговор.

Отцы и дети

Только правительницы из рода Романовых не отметали «наследия отцов», а вот мужчины на престоле, случалось, категорически искореняли то, что делали отцы. Родительский опыт становился антипримером и в политике, и в личной жизни.

Так, будущий император Александр III в годы правления своего отца — императора Александра II принимал непосредственное и активное участие в боевых действиях в ходе Русско-турецкой войны 1877–1878 годов, где Россия не преследовала захватнических целей, а имела одну цель — освободительную: помогала братскому болгарскому народу получить независимость от власти турок. Вывод же Александр Александрович сделал собственный: никакая война на свете не заставит его проливать русскую кровь, даже освободительная война не имеет оправдания. Поэтому 13 лет его правления — единственные годы, когда Россия не воевала, за что он и был прозван Миротворцем. То же в личной жизни. Видя, как отец 20 лет жил на два дома, причем делал это оскорбительно для матери, которую боготворили дети (поместил свою любовницу в Зимнем дворце над покоями императрицы Марии Александровны: внизу умирающая от туберкулеза жена, наверху бегают дети императора от Екатерины Долгоруковой), сын будет свято чтить семейные узы — станет идеальным мужем и отцом. Отец активно проводил реформы, сделал все, чтобы дать свободу обществу. 4 марта 1881 года было запланировано заседание Государственного совета и подписание императором Конституции, а 1 марта царь-реформатор погиб от бомбы террориста (сын на всю жизнь запомнил потерянный взгляд отца и слова умирающего: «Что я им сделал?..»). В ответ сын, взойдя на престол, свернет то, что задумывал отец.

А прежде и Александр II расходился во взглядах со своим отцом — императором Николаем I, который любил повторять, что он в первую очередь император, а потом человек, и внушал детям, что единственное, чем они каждый день могут оправдать свое высокое положение, — это своим безупречным поведением. Не случайно его называли рыцарем самодержавия. Последнее, что он сказал сыну, умирая и сильно сжав его руку: «Держи всё!!!» То есть умри, но на ступенях трона! Но сын считал себя в первую очередь человеком, а потом уже императором. В итоге он не нашел понимания своих реформ ни у определенной части общества, которому мечтал дать свободу, ни у близкого окружения, потерявшего свои привилегии, кроме того, был осуждаем за неприемлемый для императора открытый адюльтер. Вступивший же в противоречие со своим отцом Александр III встал твердо на позиции идеалов самодержавия, которые исповедовал его дед — Николай I. Ему удалось загасить разгорающийся оппозиционный пожар, успокоить страну. И будь ему отпущено побольше лет, Россия, возможно, никогда не была бы ввергнута ни в первую мировую войну, ни в революционный хаос.

Нездоровая наследственность

Сколько Романовых побывало на русском троне? Если говорить о тех, кого венчали на царство, то есть убрать двух регентов, останется 18 человек. Если убрать тех, кто правил совсем недолго и не сыграл в судьбе России особой роли, останется уже 15. Среди них меньше всего — десять лет — управляла страной Анна Иоанновна. Больше всех у руля страны находился Петр I. Правда, он приступил к правлению очень рано, под регентством сестры Софьи, но и реального правления у него набирается 36 лет — самый долгий срок среди всех Романовых. За ним идет Екатерина П — 34 года.Та же Екатерина оказалась долгожительницей не только на престоле, но и в жизни, умерев в 67-летнем возрасте, недостижимом для всех других Романовых. Александр II был взорван бомбой террориста в 63 года. Если бы не покушение, возможно, прожил бы намного дольше. Другие Романовы уходили из жизни примерно в 50 с небольшим. Так что эту династию язык не повернется назвать здоровой.Что касается гемофилии, которую привнесла в династию императрица Александра Федоровна, в защиту Алекс можно сказать то, что она дважды отказывала Николаю. Именно потому, что прекрасно знала о болезни, которая передается в ее семье по женской линии — от матери к сыновьям. Но они все равно решились на этот брак.

Первые Романовы страдали от болезней ног и от цинги. И умирали чаще всего от болезней, которые сегодня легко лечатся. Несколько из них, в том числе Александр III, страдали болезнью почек. Правда, Александр III наверняка прожил бы дольше своих 49 лет, если бы не крушение царского поезда, усугубившее наследственную романовскую болезнь. Трудно поверить, но в перевернутом вагоне император почти 40 минут стоически держал на своих плечах крышу вагона, спасая не только семью, но и гостей и многочисленную прислугу, которые оказались в тот момент в вагоне-столовой (результат — смещение почек). А Мария Федоровна — Минни помогала раненым и вела себя так же мужественно, как венценосный супруг, например, не стесняясь, рвала свои нижние юбки, чтобы перевязать раненых. С места трагедии супруги уехали только тогда, когда оттуда увезли последнего раненого.

Борцы со взятками и привилегиями

Среди Романовых был правитель, который всегда был нещадно «бит» как современниками, так и историками, — это Павел I. Его отрицательный имидж намеренно создавался еще при жизни — расплата за то, что он резко начал менять устои и привычки, принятые в высшем обществе. И к тому же взялся бороться с коррупцией, чем и вызвал резкое неприятие и желание любой его поступок превратить в фарс, оговорить или исковеркать.

Коррупцию пытались побороть и другие Романовы.

В эпоху Петра I за взятки публично казнили, а обвиненным по самым громким делам отрубали головы. Впрочем, похоже, на месте одной вырастали три новые, как в русских сказках. При этом правая рука и сподвижник Петра Александр Меншиков умудрился положить на свои счета в английских банках около 5 млн руб. при общем бюджете страны в 10 млн рублей.

Император Александр I боролся с коррупцией с помощью экспатов — на высшие чиновные должности стал назначать немцев и прочих иностранцев. А в итоге столкнулся с сопротивлением его реформам со стороны «старых русских».

Возвращаясь к Павлу, именно ему мы обязаны многим, что существует в нашей жизни до сих пор. И это как раз то, за что его в первую очередь ругали и осмеивали. То, что мы сегодня называем разводом караула, — его нововведение. Как и печатный шаг. Именно Павел переписал, а фактически переработал Морской устав Петра I, убрав из него многие жуткие вещи. Например, необходимость иметь палача на корабле или средневековые наказания вроде килевания, когда человека подвязывали за веревку и под килем корабля протаскивали с одного борта на другой (понятно, что эту процедуру редко кто мог пережить). Тысячам солдат, которые зимой были вынуждены прикрываться легким плащом, спасла жизнь введенная Павлом шинель. Кстати, прославленный Суворов был Павлу благодарен и предан, несмотря на все свои несогласия с царем по поводу прусской формы и внешних ее атрибутов вроде парика с косой — как он выражался, «букли не пушки, коса не тесак, я не немец, а природный русак». Павел был первым из императоров (вторым стал Наполеон), кто ввел награды для солдат. Даже его недоброжелатели признали в своих мемуарах — Павел приручил солдата, солдаты его любили. При матушке Екатерине гвардейцы думали, какой фрак надеть в театр, а при нем вынуждены были находиться в полку, нести ответственность за службу солдат. Если солдат провинился, наказывали офицера. А рекрутов перестали клеймить (в буквальном смысле слова), и срок службы сократился до 25 лет в противовес петровскому — пожизненному.

Так за что же его так «высекали» даже при жизни, а в конце концов объявили сумасшедшим? В том числе и за то, что отменил привилегии, прописанные Екатериной в «Жалованной грамоте дворянам», — так что нельзя уже было, к примеру, определять отпрыска с рождения в полк, чтобы он, не появляясь в нем, нес службу и получал звания. Впрочем, в заговоре против Павла, как уверены многие исследователи, поучаствовали и англичане — через сестру Платона Зубова Ольгу Жеребцову, которая была замужем за английским послом Уитвортом. Наполеон, мечтавший объединиться с Россией, когда убили Павла, отреагировал так: англичане хотели нанести удар по нему в Париже (на него тогда было совершено неудачное покушение), а нанесли его в Петербурге, убив Павла I. Хотя императора, конечно, убрала в первую очередь верхушка, которой он, говоря нынешним языком, перекрыл кислород.

Про него сочиняли много небылиц. Например, что он тысячи отправил в ссылку. На самом деле таких было всего десять человек. Наоборот, он многих вызволил из ссылки. Один из главных заговорщиков, граф Пален, напишет потом, что при вступлении на престол Павла I в Петербурге собрались толпы людей, которых он вернул. Правда, для него это было доказательством безумия императора.

Павел I успел сделать принципиально много, хотя правил всего четыре года. Если точно — ровно четыре года, четыре месяца и четыре дня. С правлением Романовых вообще связано много мистики.

Прописанный в «Ревизоре»

Самым нелюбимым из Романовых всегда был третий Николай I — сын императора Павла I и императрицы Марии Федоровны. Его презирали за то, что расправился с декабристами. Что «наше все» — поэта Пушкина — превратил в камер-юнкера своего двора. Что был жесток. Николай Палкин, одним словом. Хотя император Николай I на самом деле серьезно смягчил приговор следственной комиссии, вынесенный по делу декабристов. Главные заговорщики приговаривались к четвертованию, а он был даже против повешения — говорил, что офицеров не вешают, а расстреливают, считал, что это средневековая дикость. Многих он фактически спас — приговоренные к казни отправились на поселение. Его вовсе не радовало количество втянутых в заговор людей, он, как говорят сегодня, просто был в шоке. Разбудившие Герцена, если судить по их программным документам, были людьми довольно кровожадными. При успешном исходе восстания пролились бы реки крови, и начали бы, как потом и произошло при большевиках, с уничтожения царствующей фамилии. Все это было и в Конституции Никиты Муравьева, и в «Русской правде» Пестеля. Кстати, из этих документов ясно, что продуманной программы государственных преобразований у заговорщиков не было. Главное — отстранить царствующую династию, уничтожить ее и самим воссесть. Что будет дальше, представлялось довольно смутно. Николай очень переживал эту ситуацию. Написал в Варшаву старшему брату Константину, отказавшемуся от престола в его пользу: «Воля ваша исполнилась, я стал императором. Но какой ценой? Ценой гибели моих подданных».

Страшно даже представить, что было бы со страной, если бы старший брат Константин согласился занять престол. Среди императорской родни встречались, конечно, и очень неприятные личности, но Константин превзошел всех. Даже его мать — Мария Федоровна, весьма осторожная в суждениях, говорила, что образ жизни Константина дискредитирует семью. Как писала она в одном из писем, больно осознавать, но «Константин болел дурной болезнью». Да если бы только это. За этим наследником числились темные дела и даже убийства. Например, когда отвергнувшую его актрису изнасиловали и убили, то Петербург знал, кто именно вдохновитель этого страшного преступления. Выражение «в семье не без урода», если речь идет о романовской семье, как раз про него.

Хотя в венценосной, как и в любой другой, семье бывало всякое. И подробности личной жизни членов царской фамилии порой приходилось тщательно скрывать. Например, дневниковые записи великого князя Константина Романова (внук Николая I, имевший поэтический псевдоним К.Р.), переданные им в архив Российской академии наук с условием, что их опубликуют не раньше чем через 90 лет после его смерти (их опубликовали в 1994-м), содержат упоминания о его гомосексуальных контактах.

Дядя последнего российского императора — Сергей Александрович, генерал-губернатор Москвы, погибший от бомбы террориста Каляева в 1905 году, — тоже имел аналогичные пристрастия, потому и жизнь его с супругой Елизаветой Федоровной не сложилась. Как тогда деликатно выражались, они жили как брат и сестра.

Что касается Николая, то его правление не только началось драматично, но и закончилось плачевно. Россия осталась в полной изоляции, Крымская война показала слабость страны и ее военную несостоятельность. При заинтересованном и внимательном отношении императора к военным делам и строгом отношении к самому себе он умудрился привести страну к запустению. Причина — все та же коррупция с растаскиванием средств уже на начальном этапе воплощения государевых проектов. Очень уж он хотел все регламентировать, устроить идеальный порядок, когда все разложено по полочкам. А вместо этого расплодил ненасытный госаппарат. Он и сам понимал свои ошибки. Разрешил поставить гоголевского «Ревизора», а когда посмотрел, смеялся: «Ну всех, ну всех протащил. И меня в первую очередь». Значит, не был таким уж заскорузлым Палкиным.

Русские немцы

На исходе правления династии в Романовых почти не осталось русской крови. От этого никуда не денешься. Последним представителем мужской линии Романовых стал Петр Ш, в официальный титул которого были включены слова «внук Петра Великого». Сын дочери Петра I Анны Петровны и герцога Карла Ульриха Гольштейн-Готторпского, он после полугодового царствования был свергнут — в ходе дворцового переворота умер при невыясненных обстоятельствах. Когда на освободившийся трон воссела его жена Екатерина П, за Петра Федоровича стали выдавать себя самозванцы, коих было примерно 40, самый известный — Емельян Пугачев.

С точки зрения генеалогии именно на Петре Ш пресеклась династия Романовых. Можно сказать и по-другому — что, начиная с него, Россией начали править Гольштейн-Готторпские-Романовы. Так будет точнее. Правда, на уровне анекдота всегда обсуждалось, что не все императорские дети были им родными.

Например, ходили слухи, что у Павла I — сына Петра III и Екатерины П (урожденной Софии Фредерики Августы Ангальт-Цербстской, в которой не было ни капли русской крови) — на самом деле совсем другой отец, то ли Сергей Салтыков, то ли Станислав Понятовский. Эти слухи активно поддерживала сама Екатерина — чтобы нелюбимого сына, претендента на престол, считали незаконнорожденным. Хотя Павел Петрович, надо сказать, был похож на отца-императора и внешне, и страстью ко всему прусскому.

Если и все прочие венчавшиеся на царство Романовы являлись все-таки родными детьми своих отцов и матерей, то в расстрелянном Николае II русской крови действительно оставалось ничтожно мало. Потому что у всех наследовавших престол мужчин, начиная с Петра III, женами были немецкие принцессы. Единственное исключение — отец последнего императора, Александра III. Его супруга, в православии нареченная Марией Федоровной, была датской принцессой. Была миниатюрной, за что в семье ее звали Минни. Высокий и дородный Александр хотя и обожал свою миниатюрную супругу, по этому поводу очень сетовал — мол, Минни испортила породу Романовых. Их сын Никки, ставший последним российским императором, действительно не отличался могучим телосложением.

Что касается внебрачных детей, то они имелись почти у каждого из царствующих Романовых. Дожив до 40 лет и выполнив свою детородную функцию (а рожали тогда много), их супруги приходили к тому, что врачи просто-напросто запрещали им рожать дальше. Для женщины в то время это означало только одно — отказ от выполнения супружеских обязанностей. Но супруг-то еще молод и полон сил. Так у большинства императоров завелись семьи и дети на стороне. Замечательный пример показывала Александра Федоровна, супруга Николая I. Они с мужем были практически идеальной парой. Она его «отпустила», он был волен жить своей жизнью, имел внебрачных детей, которые воспитывались в семьях его пассий. Все решалось очень тонко и тактично. Как сказали бы мы сегодня, «высокие отношения».

Загадки династии Романовых

Загадка загадок — смерть Александра I, который, как выразился Пушкин, «всю жизнь провел в дороге и умер в Таганроге». Был ли старец Федор Кузьмич, живший отшельником в Сибири, ушедшим от дел императором или это всего лишь легенда? Как сказал об Александре I поэт Вяземский, «сфинкс, не разгаданный до гроба, о нем и ныне спорят вновь». И это правда, потому что он унес с собой великую тайну дома Романовых. Речь не о домыслах, а о фактах, которые соединяются более чем в загадочную картину. Во-первых, император умер совершенно неожиданно — в 48 лет, хотя до этого никогда не болел благодаря спартанскому воспитанию своей великой бабки Екатерины II. И вдруг неожиданная смерть. Да еще и в Таганроге. По официальной версии, он поехал туда сопровождать супругу Елизавету Алексеевну, которая страдала туберкулезом — врачи рекомендовали ей лечение. Но какое лечение туберкулеза поздней осенью в Таганроге? Гораздо более правдоподобной выглядит версия, что он действительно осуществил свою давнюю мечту уйти от престола, которую озвучивал еще в 1819 году, беседуя с братом Николаем (будущим Николаем I). Говорил, что подумывает о том, чтобы передать власть брату, который был моложе его на 20 лет, жаловался, что устал. А у Николая I на столе всегда стоял портрет старца Федора Кузьмича — точь-в-точь умерший император, только с большой окладистой бородой. И члены семьи посещали могилу Федора Томского, который не только лицом походил на императора, — будучи в преклонных летах, он вдруг забывался и переходил на французский, начинал вспоминать въезд в Париж.

Если это правда, то от чего же бежал император? Возможно, сыграл свою роль пакет, который Александр получил, но вскрывать отказался, — в нем был список участников тайных масонских лож, из которых фактически и вышел заговор декабристов. Сказал только: «Это уже не для меня. И я им не судья». Потому что сам он тоже был масоном. Так же как и Петр I, ставший первым масоном в династии Романовых. Возможно, Мария Федоровна, не любившая сына Александра, которого у нее, как известно, отобрала Екатерина II ребенком против ее воли, расчищала путь к трону для своего любимого сына — Николая. А почему местом побега стал Таганрог? На этот счет тоже имеется версия — потому что в местном полку нашли офицера, похожего на императора как две капли воды, которого за мелкую провинность намеренно забили шпицрутенами, чтобы выдать его тело за тело императора. Но если все обстояло именно так, то получается какой-то уж очень неправедный уход от мира для человека, который собирался замаливать свои грехи. И в первую очередь грех отцеубийства, потому что он фактически дал добро на уничтожение отца, которого убивали долго и зверски. Кстати, за версию ухода императора от престола, но не из жизни — еще и то, что жена Елизавета Алексеевна не поехала сопровождать тело супруга в Петербург. В общем, загадок масса. Как выставляли тело для прощания в Петербурге — отдельная история, потому что везли его несколько месяцев, и тело было совершенно почерневшим. Но Мария Федоровна, едва успев его увидеть, картинно закричала: «Да, это мой сын». В общем, все это походило на хорошо разыгранный спектакль. Последняя загадка: гробница Александра I, как выяснилось уже при Александре III, пуста — в ней никто не захоронен.

С чего начали, к тому и пришли

Начали со Смуты, которую сами же и сотворили. Именно в палатах Романовых на Варварке родился заговор, который вылился в Лжедмитрия I (он же Юрий Отрепьев, он же монах Григорий Отрепьев), обнищавшего дворянина, который пошел на службу к Романовым, которым не удалось прийти к власти законным путем. Хотя они-то были уверены в том, что имеют гораздо больше оснований взойти на трон, чем Борис Годунов, человек со стороны, не имевший никакого отношения к династии Рюриковичей. А они, Романовы (хотя тогда еще не Романовы, а Захарьины), через первую супругу Ивана Грозного Анастасию Романовну Захарьину-Юрьеву имеют. То есть у них больше прав, они ближе к Рюриковичам. Почему бы тогда с помощью марионетки Лжедмитрия не попытаться взять власть. На престол Михаил Федорович Романов всходил, поставив кровавую точку в самозванстве. Последним, кто остался, был трехлетний сын Марины Мнишек Иван, которого звали Воренком. Он был повешен, прямо на Варварских воротах, и в этом весь кошмар романовской династии. Взошли на трон на крови ребенка, проведя страну через Смуту. И ушли, низвергнув страну в смуту. И опять пролилась кровь ребенка — еще одного мальчика, цесаревича Алексея. Гонцы из Москвы, прибывшие в окрестности Костромы с вестью об избрании на царство Михаила Романова, нашли его в Ипатьевском монастыре, где он скрывался от поляков. А убили последних Романовых, как известно, в доме Ипатьева в Екатеринбурге. Такое вот мистическое совпадение.

 

Выставка «Романовы. Начало династии»

Среди памятников Исторического музея, которые можно увидеть в нынешней его экспозиции, есть многие личные вещи Романовых, порой весьма необычные. Например, письмо царя Алексея Михайловича из военного похода 1654 года, написанное собственноручно, что было впервые — ранее русские государи пользовались исключительно услугами писцов. Чарка, выточенная на токарном станке Петром Великим и подаренная им князю Матвею Гагарину, тогда губернатору Москвы, за удачную организацию торжеств по случаю полтавской победы в 1709 году. Очки императрицы Екатерины II — «просвещенная Семирамида», видевшая плохо вблизи и при этом много читавшая и работавшая с документами, не стеснялась их носить, несмотря на условности моды. Сабля императора Александра II, преподнесенная ему офицерами почетного конвоя, восхищенными его действиями во время взятия болгарской крепости Плевна в ходе Русско-турецкой войны и бывшая с ним на Екатерининском канале Петербурга в момент его гибели 1 марта 1881 года. Искореженный стакан — свидетельство крушения царского поезда семьи Александра III в Борках, и многое-многое другое…

А 19 марта в Историческом музее откроется выставка «Романовы. Начало династии». В реализации проекта приняли участие восемь российских и три европейских музея. Впервые в России будет экспонироваться хранящееся в Музее армии в Швеции церемониальное знамя польского короля Сигизмунда III, запечатленное на знаменитом Стокгольмском свитке, отображающем события, связанные со свадьбой короля Сигизмунда III, которая состоялась в Кракове почти одновременно с заочным обручением Лжедмитрия I с Мариной Мнишек. Факсимиле этого уникального свитка длиной более 15 метров, а также портрет юного королевича Владислава предоставит Королевский замок в Варшаве. Материалы из Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника покажут особую роль, которую сыграл в событиях Смутного времени Ярославль, ставший в 1612 году центром освободительного движения во главе с князем Дмитрием Пожарским и Кузьмой Мининым, а также временной столицей Московского государства. Прежде всего это реликвии Великого московского посольства, прибывшего в Кострому с решением Земского собора об избрании на московское царствование Михаила Романова. На выставке можно будет увидеть мемориальные вещи, одежду, предметы дворцового обихода, мебель, переписку членов царской семьи и драгоценные вклады в церкви и монастыри первых Романовых, а также их портреты. Особое место займут реликвии из Оружейной палаты Московского Кремля.

http://mn.ru/society_history/20130215/337594064.html

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: